Как правильно лупить детей

Психологический аспект

Прежде чем начать беседу, посмотрим на статистические данные. Около 95% респондентов на вопрос, били ли их в детстве родители, ответили утвердительно. Больше половины из них, а именно 65% добавили, что эти наказания принесли им ощутимую пользу.

Перейдем теперь к рассмотрению влияния физических наказаний на психику ребенка. Психологи, равно как и все другие здравомыслящие люди, убеждены, что против такого весомого «аргумента» малыш никогда не найдет надежной обороны. Имея целью заставить кроху сделать что-либо, обойдя его бесконечные капризы и вредности, родитель, воспользовавшись силой, весьма эффективно ее решит.

Все работает, но тут встает вопрос о том, что причина плохого поведения не выяснена и не устранена. Таким образом, мы получаем лишь кратковременный эффект. Об этом же говорит и доктор Комаровский. Для регулярного выполнения ваших просьб и требований придется все время прибегать к насилию. Постоянно избиение не входит в ваши планы? Помните о том, что ребенок боится наказания только в первые несколько раз, потом он свыкается и лишь все более и более озлобляется против вас. Желание отомстить, основанное на обиде и боли, растет.

Родители, как правило, в большинстве случаев сильно раскаиваются после каждого своего срыва. Чувство вины у них растет, ведь они подняли руку на маленького и полностью беззащитного человека.

Самый главный совет, как сдержать гнев и рукоприкладство: чувствуя, что вот-вот сорветесь, быстро выбегайте из комнаты, подышите несколько раз глубоко, посчитайте: 1, 2, 3, 4… и так далее. Помогайте себе любыми способами, чтобы избежать очередного избиения.

Закон против битья

Около 13 человек из 100, участвующие в независимом опросе, указали на тот факт, что проблема насилия в семье должна носить не только внутренний, личностный характер, но и общественный. Этими вопросами должны заниматься специальные органы, следящие за соблюдением прав и свобод ребенка. Такие службы должны приходить на выручку беззащитному человеку, который еще не имеет достаточно собственных сил противостоять угрозе. Наказать слабого всегда легко. В законодательной системе любой страны вы без труда отыщете пункт, в котором сказано о том, что любое насилие по отношению к детям должно преследоваться по закону, даже до лишения родительских прав.

Запомните, бить ребенка нельзя ни с моральной, ни с юридической точки зрения. Ни одна часть тела не создана для насилия – ни спина, ни попа, ни тем более голова! Это закон!

Видя истерический припадок у 3-летнего ребенка и чувствуя, что только шлепком можно вернуть его в реальность, не спешите это делать. Помните, что всегда можно найти иные методы воздействия. К примеру, воспользуйтесь таким: усадите кроху на колени и крепко обнимите. Дайте ему возможность успокоиться в ваших объятьях, прийти в себя. Спустя некоторое время вы сможете с ним спокойно поговорить.

Решая для себя вопрос, наказывать ребенка физически или нет, и не найдя убедительными аргументы, что такие действия противоречат всем возможными принципам – и моральным, и психическим, и юридическим, – ответьте себе на такой вопрос: что может родить насилие (рекомендуем прочитать: можно ли наказывать физически ребенка?)? Честно ответьте себе: ничего, кроме насилия.

Последствия рукоприкладства

Подчеркнем еще раз: никогда не бить ребенка! Сравните ситуацию, когда вас кто-то ударил. Как вы будете относиться к этому человеку? Чем ребенок отличается в данном случае? Да практически ничем. Механизм восприятия ситуации один и тот же. Совсем еще крохи, малыши уже хранят в своих маленьких головках мечту о мщении родителям. Справиться со взрослыми они пока не могут, поэтому переключаются на более легкие мишени: младших товарищей, животных. Ужасно понимать, что неправильное поведение родителей по отношению к своим чадам может в итоге родить стране новых маньяков, убийц, насильников и садистов. Большинство вот таких монстров были в свое время жертвами чрезмерного семейного насилия.

Почему нельзя бить детей? Стоит вам ударить малыша, как он тут же понимает, что:

  • ударить слабого можно;
  • родители не в силах справиться с детскими шалостями;
  • рукоприкладство – прекрасный способ решать все проблемы;
  • самые близкие люди (родители) вызывают страх, их нужно бояться;
  • у ребенка нет физической возможности ответить обидчику.

ЧИТАЕМ ПОДРОБНО: что делать, если ребенок не слушается родителей?

Несмотря на то что 67% опрошенных родителей отзываются негативно о применении физических наказаний в воспитательных целях, они все же периодически шлепают своих чад. Часто родители поднимают руку на слабого карапуза из-за собственного бессилия. Они не могут иными способами донести до малютки слово «нельзя». Битье по попе кажется им самым эффективным способом. Нет, так быть не должно. Любой поймет уставшую мать, выбившуюся из сил, раздраженную и разбитую, но ни одно из перечисленных состояний не оправдывает шлепки и оплеухи по отношению к любимому малышу. Чувствуя, что вот-вот сорветесь и выйдете из себя, начинайте действовать: считайте до 10, глубоко дышите, уходите в другую комнату, бейте подушку, пробуйте разные способы устранения гнева. Делайте все возможное, но не позволяйте себе ударить слабого.

Что делать?

Мы уже упоминали о том, что плохие поступки, вредность и капризы – лишь следствия, а причина кроется совсем в другом. В чем же? Это покажется странным и банальным – в желании быть увиденным и услышанным.

Малыш хочет добиться нашего внимания любой ценой, поэтому дайте ему это внимание. Чаще гуляйте и играйте вместе, чаще обнимайте и целуйте. Вы увидите, насколько правильно действуете: ласка и забота способны растопить самый холодный сердечный лед.

Как быть, когда вы исчерпали, все словесные аргументы? Что делать, если обязательно нужно донести до ребенка неправильность его действий? Молчание – это не выход, а вот попытка изменить ситуацию может быть неплохим методом.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: как грамотно научить ребенка давать сдачи в детском саду?

Учите искать компромиссы

Ситуация: вы устали и хотите спать, а малыш все никак не утихомирится. Вы все перепробовали для его успокоения: просьбы, угрозы… Складывается ощущение, что он делает все нарочно, чтобы вас позлить. Еще чуть-чуть и вы сорветесь… Стоп! Представьте на месте своего карапуза 4-летки взрослого человека – вашего друга-ровесника. Ему хочется веселиться и шуметь, в то время как вы уже смертельно устали и валитесь с ног. Вы будете его шлепать или того хуже пороть ремнем? Скорее всего, вы попытаетесь найти иной способ договориться. Вы или сами уйдете в другую комнату, или попросите удалиться его, ссылаясь на собственную усталость. Попробуйте те же способы с малышом. Может статься, кроха просто по вам соскучился, тогда самое верное средство – крепкие объятия и душевный разговор.

Вторая ситуация: малыш обижает других деток на площадке, может стукнуть лопаткой по голове. Отойдите с ним в сторонку и спокойно, но настойчиво поговорите с ним, объяснив, что вы пойдете сейчас домой, так как он не умеет хорошо играть вместе с другими. Скажите также, что так вы будете делать до тех пор, пока он не научится хорошему поведению. Видя, что даже после ваших разговоров малыш продолжает делать плохо, знайте наверняка – он делает это назло. Так он хочет привлечь ваше внимание.

Дайте себе возможность быть настоящим

Шкала негативных эмоций от шалостей и проказ вашего чада скоро доберется до точки кипения. Вы боретесь с собой, стараетесь не кричать и не сердиться, но все же дойдя до предела вы не справляетесь и снова бьете свою кровиночку (рекомендуем прочитать: как перестать кричать на ребенка: советы психолога). После этого вы укоряете себя, ругаете и вините. Не стоит. Самый лучший вариант – поговорить с ребенком и объяснить, почему вы так поступили.

ИНТЕРЕСНО: ребенок ворует деньги – что делаем в такой ситуации

Разговоры можно проводить в любом возрасте. Неважно, сколько малышу сейчас лет – один, два, три года или 10 лет. Не стесняйтесь своей злости и раздражения, позвольте малышу о них узнать. Не стремитесь быть идеальной мамой, будьте живой и естественной. Называйте вещи своими именами: «Я ужасно разозлилась на тебя, потому что…» Всегда подкрепляйте свои слова объяснениями. Избавив себя от необходимости копить злобу и гнев, а также научившись разговаривать об этом с малышом, вы сами увидите, что необходимость в наказаниях пропадет сама собой.

Найти первопричину в себе

Если вы стали регулярно и методично шлепать кроху за любую провинность, а за серьезные проступки можете его сильно выпороть, налицо явная проблема. Разумеется, не детская, а ваша личная. Пребывая в тяжелом эмоциональном и психическом состоянии, родитель постоянно взвинчен и раздражен. Наказаниями и поркой он вымещает свою злобу, снимает стресс. Большинство людей, бьющих малышей, сами были избиваемы в детстве. Они не видят ничего плохого в битье: нас наказывали ремнем по попе, будем наказывать и мы. Понимая, что тактика родителей по отношению к человеку была неверной, он все выгораживает их, доказывая окружающим и самому себе, что битье – дело полезное. Такие родители могут ударить ребенка в пылу гнева по губам за какое-то дерзкое слово в их адрес.

В подобных ситуациях верный способ – избавиться от детских психологических травм. Не видя причины своей озлобленности и частого применения телесных наказаний, обратитесь к психологу. Наука психология поможет в данном случае выявить первопричину и устранить ее.

ЧИТАЕМ ТАКЖЕ: что говорит Комаровский по поводу адаптации в детском саду?

Главные помощники в деле воспитания, именно гуманного воспитания – терпение и безграничная любовь. Растить детей – большой труд и труд нелегкий, но все проблемы и трудности можно преодолеть. Видя негатив со стороны карапуза, не спешите с выводами. Важно выяснить причину такого поведения. Не забывайте, что у каждого возраста есть свои особенности и потребности, к которым нужно прислушиваться.

Едва появившийся на свет человек уже должен представать перед вами, как полноценная личность. Нельзя воспринимать его как слабое и подвластное вам существо, исполняющее безропотно все ваши требования и желания.

Телесные наказания приводят к тому, что кроха становится напуганным, озлобленным и морально униженным. Не позволяйте себе разрушить доверие, имеющееся между вами и вашим чадом. Битье пробуждает в нем чувства ненависти, а от этого поведение будет лишь ухудшаться. Вслед за этим придут новые наказания. Прервите этот порочный круг. Не дайте ребенку потерять свое самоуважение.

Можно ли воспитать ребенка без ремня? — Людмила Петрановская

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», – что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Можно ли бить детей в целях воспитания?

Конечно, многие родители знают и придерживаются принципа о том, что бить детей нельзя. Но достаточно часто можно встретить и противоположные высказывания: бить детей нужно, «пожалеешь розгу, потеряешь ребенка», «раньше всегда детей били и они выросли нормальными людьми», «меня били и я благодарен за это родителям».

Многие психологи обосновывали недопустимость насилия над ребенком. Но так ли это? В чем сущность физического наказания?

Сторонники физических наказаний часто выдвигают аргумент, что родитель наказывает (бьет) ребенка осознанно, желая ему добра. И в этом случае насилие допустимо. Так ли это? В каких случаях насилие допустимо и допустимо ли вообще?

Что такое физическое наказание?

В узком смысле дело происходит так. Родитель, разгневанный каким-то проступком ребенка, достает ремень и… Как мыслит родитель? Он вспоминает какой-то случай из своей жизни, который для него является оправданием его действий. Он вспоминает как однажды что-то натворил (получил двойку, украл, вернулся домой очень поздно) и за этот проступок «получил ремня». Взрослый вспоминает, что очень хорошо усвоил урок и больше не совершал проступка.

Виктор вспоминает. «Однажды я пришел домой поздно, хотя должен был прийти в семь вечера. Отец ничего не сказал, достал ремень и отлупил меня. Разговоры не потребовались. Я хорошо усвоил урок. Ребенка нужно бить.»

Физическое наказание — это установление границ дозволенного с помощью боли и страха.Однажды наказанный ребенок понял, что можно и что нельзя, и теперь не совершает проступка из-за страха наказания.

Границы очень нужны ребенку. Ребенку важно жить с пониманием, что хорошо, а что плохо, как можно поступать, а как нельзя. Страх наказания — это тоже граница.

Но чего вы хотите? Что бы ребенок не нарушал запреты из чувства страха или из-за своих морально-нравственных убеждений?

Некоторые взрослые тоже не нарушают законы исключительно из страха наказания. А вот другие из-за своих морально-нравственных убеждений. Так, например, первые не воруют потому, что боятся попасть в тюрьму, а вторые потому, что это по их меркам безнравственно. вам какой вариант кажется более привлекательным?

Но ведь раньше детей наказывали…

Телесные наказания были очень распространены, например, в средние века. А что такое средние века для взрослого? Это страх, страх перед Богом, который покарает. В тот период церковь была карающим органом. Взрослый боялся Бога, ребенок — взрослого. Сейчас другие времена. Верующий человек сейчас не боится Бога, он его любит. Вера — это жизнь в любви, а не в страхе. И тогда границы — это любовь. Можно одновременно любить и бояться? Можно, но это не самое лучшее сочетание чувств. Страх преобладает, сковывает любовь. Так и ребенок. Будет ли он любить бьющего его родителя? С большой вероятностью, да. Но и будет бояться.

А теперь вернемся к границам. Границы могут разные. Можно просто наказывать ребенка за каждую провинность и он будет четко знать, что нельзя делать. Но будет ли он знать, что можно? Вот тут возникают сложности. Для него с большой вероятностью будет разрешено все, что не запрещено. Дети, которых часто наказывают, ориентируются на запреты и наказания и мало думают сами, часто не умеют принимать решения.

Шестилетнему Вове не разрешают пачкаться на улице. Однажды Вова играл в луже, испачкался и папа отшлепал его. Вова отлично усвоил урок. Недавно Вова увидел, как двухлетний малыш ехал на трехколесном велосипеде и упал в лужу. Мама малыша была далеко, она бежала, а малыш лежал под велосипедом и плакал. Вова хотел помочь малышу, но он помнил, что ему нельзя пачкаться. Он стоял и смотрел, пока не прибежала мама малыша.

Вот она моральная дилемма. Вова отлично усвоил запрет и не нарушил его. Наверно, это хорошо. Возможно, это то, чего хотел папа. Но в данном случае все-таки было бы нормально, по-человечески помочь малышу, даже с риском испачкаться. Но страх оказался сильнее.

Происшествие заметила мама Вовы, которая гуляла с ним. Она была расстроена поступком (точнее, бездействием) Вовы и подошла к нему с вопросом: «Вова, почему ты не помог малышу?». «Мама, я хотел помочь, но папа запретил мне пачкаться», — ответил Вова со слезами в голосе.

Вова понимал, что надо помочь малышу. Он понимал, что поступает неправильно. Но он также боялся наказания.

Можно ли наказывать ребенка?

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ребенок жил строго по вашим указаниям, не учился принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ваш ребенок жил в страхе перед вами и наказанием, чтобы всю свою дальнейшую жизнь он помнил те моменты, когда его наказывали.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы самым ярким впечатлением вашего ребенка были не радостные моменты, а моменты наказания.

Наказывать детей можно, если вы хотите, чтобы ваш ребенок всю жизнь благодарил вас за розгу, а не за то, что вы дали ему жизнь, воспитали в заботе и любви.

Какой же вывод мы можем сделать? Самый простой способ установления границ — это физическое наказание ребенка. А вот воспитание — это, конечно, более сложный путь. Какой путь выбрать — вам решать.

Начали мы с пословицы «пожалеешь розгу, потеряешь ребенка». Но есть и другие пословицы и поговорки: «Наказывать легче, чем воспитывать», «Верная указка — не кулак, а ласка», «Побои мучат, а не учат», «Кто не мог взять лаской, не возьмет и строгостью», «Не штука проучить, а штука научить».

7 способов наказания для ребенка

Представьте себе такую картину. Вы, после долго дня на работе, устало приходите домой. Традиционно осматриваете все вокруг. Ребенок цел, вся мебель на месте, цветы в горшках, можно выдохнуть… И тут вам навстречу выходит ваш Барсик, криво подстриженный подо льва. А сзади довольный юный парикмахер.

Что делать? Накричать, отшлепать, поставить в угол? А если хочется сделать все сразу? Не торопитесь. Успокойтесь, воспользовавшись способами, о которых мы писали ранее и прочтите эту статью.

Мы вспомнили самые частые виды наказания и добавили к каждому пункту мнения «за» и «против» родителей с различных форумов и страничек соцсетей.

1. Применять силу.
Очень многие родители часами спорят на тематических форумах о том, можно или нельзя применять физическую силу, как метод воспитания. Одни категорически против и готовы отстаивать эту позицию с пеной у рта, другие считают, что от нескольких шлепков ничего не будет, третьи говорят, что без ремня и не воспитаешь.

ЗА:

«Людей бить нельзя, никаких, ни больших, ни маленьких. Но если у человека истерика, то его останавливают пощечиной, не так ли? Да, в подавляющем большинстве случаев (на мой взгляд) физическое „наказание“ ребенка — это роспись в беспомощности родителей и в педагогическом „фиаско“. Но бывают же случаи когда ребенка в чувство можно привести только шлепком по попе? (при этом оставаясь спокойный внутренне и как ни странно исходя из родительской любви)».

«Одно дело „бить“ детей и совсем другое „шлепнуть по попе“. Вот в годик никто никого не наказывал, но сейчас сыну 2,5 года и шлепки по попе иногда зарабатывает. И меня, и сестру в детстве по попе шлепали, а один раз я даже ремня выхватила (за дело, сама помню). Выросли обычными, воспитанными и любящими людей девушками. Моего мужа в детстве поколачивали основательно, вырос вроде тоже воспитанным, но злость на родителей присутствует. Может и послать (разок слышала :((((
Таким образом, мой вывод сводится к тому, что редкие шлепки по попе (по делу) иной раз просто незаменимы. И они не имеют ничего общего с понятием „бить“, „избивать“ ребенка.
Еще мне нравится способ успокоения — разок ремешком шлепнуть, а потом только пугать им, мол, сейчас каааак возьму ремень…».

ПРОТИВ:

«Меня били в детстве за всякую ерунду. ну что я могу сказать? Пусть не удивляются что звоню я редко, приезжаю еще реже да и о чем нам говорить?
И на самом деле дело то не в битье, а в не желании родителей понять своего ребенка (в моем случае) Я конечно за них переживаю и надеюсь что все у них хорошо, но поддержки мне от них ноль».

«Я шлепков по попе и другие наказания тоже не понимаю и не приемлю. Нас родители никогда пальцем не трогали, все шло в воспитательной беседе. Я своего ребенка тоже еще ни разу не стукнула и в угол не поставила. Вы сами подумайте, когда вы произносите слово НЕЛЬЗЯ! что это значит для ребенка? он ведь не понимает, что нельзя? почему нельзя? Я своему ребенку все позволяю пробовать. Чтоб он понимал мои слова. Хочет потрогать горячий чайник? — дайте дотронуться пальчиком, пусть поймет, что нельзя-значит опасно. Пусть возьмет ножницы и под вашим присмотром порежет бумагу, пошьет иголкой, уколется. Чтоб слово нельзя не было пустым звуком. Пусть замарает на улице одежду, попрыгает в луже, насладится (надо иметь одежду для улицы, которую можно извозить в грязи) Это же детство и всему надо учить и пробовать. Мой ребенок изо дня в день проливает кружку. Ну что делать? а у вас разве не бывает такого? нет настроения, разбили посуду, не хотите сегодня купаться. Вас ведь никто по попе не бьет. Вы хотите, чтоб ребенок был и вел себя по вашей модели, какую вы составили у себя в голове. А ребенок- личность в первую очередь и это надо учитывать».

5 СИТУАЦИЙ, КОГДА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ СТОИТ НАКАЗЫВАТЬ РЕБЕНКА

2. Кричать.
А прикрикнуть на ребенка — можно или нельзя? Многостраничные форумы пестрят темами: «Кричу на ребенка: что делать?!». Здесь мнения расходятся чуть меньше, чем в вопросе шлепков, большинство родителей против крика, самим же потом стыдно становится за несдержанность. Оттого эти темы на форумах и появляются.

ЗА:

«Такое иногда бывает. Говоришь ему раз, два, три, четыре раза — как в пустоту, реакции ноль, потом как гаркнешь… И сразу все доходит!!!»

«Тоже иногда ору, ничего не могу с собой поделать. Особенно, когда по сотому разу надо повторять — а шапку взял, а то положил, а это сделал. И ничего, или да-да, а потом все оказывается забыто, ору… Конечно, не хорошо, но зато как помогает. Главное не частить, чтоб не привык к ору».

ПРОТИВ:

«Орут (родители) от бессилия, когда не могут или не знают как себя вести. Дальше — для дочки это пример того, как НАДО себя вести, и она истерит в ответ. Дети — зеркальное отражение своих родителей, они очень внимательные и дааалеко не глупые. В идеале родителю должно быть достаточно одного взгляда, чтобы ребенок понял, что огорчает своим поведением».

«Вы себя поставьте на место ребенка? или представьте, что вы уже дама в возрасте, а ваша уже взрослая дочь в силу различных проблем, усталости орет на свою уже престарелую мать?
каково вам будет?».

ВРЕДЯТ ЛИ ДЕТЯМ СТРАШНЫЕ ИГРУШКИ

3. Запугивать.
Все мы знаем присказки в духе «не будешь слушаться, отдам Бабе-Яге». И еще: «Все! Сейчас выброшу все твои игрушки!». Оба обещания неисполнимы, ребенок после первого же невыполненного слова может перестать воспринимать вас всерьез. Но многие считают, что это помогает. И надеются, что Баба-Яга и правда заберет непослушное чадо хотя бы на пару часиков.

ЗА:

«У меня дети телефонные маньяки, поэтому если пробуют скандалить, говорю что если еще раз повториться, телефон заберу и не отдам. Дети очень быстро принимают правила игры».

«Доча — та еще сладкоежка. Стоит ей сказать, что сама съем все сладкое (я конечно не съем, его у нас очень много), как сразу — мама-мамочка, больше не буду. Работает безотказно».

ПРОТИВ:

«Запугивание неведомо чем — сомнительный вариант, неизвестно как отразится на ребенке. Ну например, встретит старушку на улице и подумает это та самая Баба Яга, стресс.
Уж если пугать, хотя лучше угрожать, чем-то конкретным, чтоб не было полета фантазии, который непонятно куда завернет».

«Чаще всего испуг обусловлен неправильной тактикой воспитания, возникает как результат различного рода запугиваний. Например: „будешь плохо себя вести, тетя врач сделает укол“ или „отдам дяде милиционеру“ или „не будешь слушаться, — утащит собака“ и т. д. И вот безобидный, влияющий хвостом Шарик, подбежавший к малышу, становится сверхсильным раздражителем, а врач, пришедший к больному ребенку, вызывает у него ужас».

4. Лишить чего-то.

Забрать любимую игрушку, запретить сладкое или планшет, не пустить в кино — вот то, что часто делают родители в ответ на выходку ребенка. Кажется, довольно логичным. Сделал нам плохо — вот и мы тебе плохо, око за око, телефон — за разбитый мячом сервиз.

ЗА:
«Мы своего ребенка наказываем так: забираем у него все машинки, которыми он играет. Если он сильно в чем-то провинился, то на два-три дня от остается без игрушек. Еще ставим в угол, слава Богу что начал понимать что это такое и зачем его туда ставят».
«Лучше всего лишить ребенка чего-либо. Например, если рвет книги, портит игрушки — забрать и долго не отдавать. Если ребенок постарше стал плохо учиться из-за слишком частого торчания в интеренете, изъять планшет, телефон. Лишать сладкого, мультиков, прогулок иногда бессмысленно, потому что есть дети, которые скажут, что не очень-то им это и нужно. Сужу по себе и своему ребенку».

ПРОТИВ:

«Нельзя всех детей грести под одну гребенку. У меня двое детей и к каждому приходится применять свой метод. Если на старшего сына всегда действовало изолирование и лишение каких-либо благ и удовольствий, то младший ребенок очень упрям и это на него не действует, помогает высказывание своего огорчения таким поведением и разговоры о не допустимости такого».

«Забирать любимое — это неправильно. А если бы у вас забрали на работе телефон за то, что вы вышли ответить на звонок, не понравилось бы наверно. Должно быть наказание такое, как поступок. Разбил — убирай, накричал — извинись и всегда договориться можно, а не отбирать».

5. Устроить бойкот.
Зачем кричать или драться, если можно просто помолчать? Пусть ребенок сам поймет, в чем дело, пока мама молча занимается своими делами. Тихая мама, тихий ребенок, тишина и покой…

ЗА:

«А меня родители наказывали полным игнором: дошло быстро-я поняла насколько гадко я поступила, что со мной даже разговаривать не хотят, даже в сторону мою смотреть не желают. Бить и кричать бесполезно, угол вообще считаю тупым и бессмысленным. Я и со своими детьми перестаю разговаривать, эффект наступает быстрее-сами подходят, озвучивают свой поступок и ведут себя иначе. Надо, чтобы ребенок сам проанализировал свое поведение и понял, в чем он не прав».

«Я детей не наказывала. Но сама очень расстраивалась и замолкала. И дочка и сын очень переживали., что я молчу и начинали сами меня спрашивать, почему у меня такой грустный вид и почему я молчу. Вот тогда я им объясняла причину моей грусти, они сами просили прощения, мы мирились и наши разногласия были погашены объятиями».
ПРОТИВ:

«По-моему, намного лучше будет обсудить с ребенком причину Вашего недовольства, объяснить, чем нехорош его поступок и почему не стоит так делать в будущем. Игнорировать малыша и не разговаривать с ним действительно не очень хорошо. Во-первых, ребенок может и не понять, из-за чего мама на него обиделась. Во-вторых, он так и привыкнет „замалчивать“ проблемы, а в дальнейшем это ничего хорошего не принесет».

«Ребенок не телепат, чтобы понять за что мама обидку затаила, особенно кроха. Это будет давить на него, но он может не догадаться или не захотеть спросить. В итоге полчаса молчания и расстроенные мама и кроха, кому это надо?».

КОГДА МОЖНО ОТПУСКАТЬ ДЕТЕЙ ГУЛЯТЬ БЕЗ ПРИСМОТРА

6. Ставить в угол.
Еще одна обсуждаемая тема — можно ли ставить в угол? Одни говорят, что можно, их ставили, они своих детей ставят, а те своих ствавить будут. Нет ничего лучше средства, проверенного временем. Другие говорят, что дети у них по углам не стоят и вообще там отрицательная энергия скапливается. Кто прав — решать вам.

ЗА:

«Оптимальный метод наказания, по мнению нашего врача, — старый добрый Угол. За хулиганство, отказ слушаться, необоснованные капризы, не прекратившиеся после первого (!) предупреждения, надо взять ребенка за руку, посмотреть ему в глаза, коротко и четко сказать, за что его наказывают, и отвести в пустой угол, лучше даже в другой комнате, и запретить их него выходить (если выйдет без спросу — вернуть)».

«Доче 1,5 года и стояла у компа и требовала включить мультик. начала ныть (не плакать), психовать, топотать т.к. я не собиралась ей его включать и сказала „нет“. отвела в угол, сказала, что как перестанет капризничать сможет выйти. и минуты не прошло как ребенок и забыл про свою истерику. теперь начинает командовать, я ей — хошь в угол? детенок сразу послушным становится. правда не часто углом пригрожаю, чтоб как шутка не стало у нас».

ПРОТИВ:

«Насколько точно помню себя маленькой и меня ставили в угол, но дело в том, что я не помню о чем я там думала, но как правило чувство вины не испытывала, видимо потому, что мама много времени на объяснения не тратила, просто ставила и все. Старшего сына, маленьким тоже в уголок ставила „подумать о своем поведении“, учась на родительских ошибках уделяла время на объяснение причины наказания. Сынок обычно „думал“ там лежа, сидя и тоже так и непонятно о чем:)».

«Не всех можно поставить в угол. Брат мой стоял, а я нет, выходила просто и начинала заниматься какими-то другими делами. Меня можно было либо попросить что-то не делать/делать, или четко объяснить почему именно такие ко мне требования. Обычно после этого я легко шла на договоренности. Дочь свою никогда в углы не ставила, зато, если ребенок сильно расшалился, я ее отводила в другую комнату, садилась с ней рядом и подробно разбирала, что именно мне кажется неправильным в ее поведении, потом предлагала посидеть и подумать, в чем причина и как избежать ошибок».

7. Заставить трудиться.

Еще один нередкий вид наказания — это труд. Чаще всего — работа по дому. «Теперь три недели будешь посуду мыть!». И себя разгрузили, и ребенка наказали, и посуда будет чистой. Правда возможно не очень целой, если вашему шкоднику это все надоест.

ЗА:

«Здравствуйте, я считаю что самые главные виды наказания, это трудом и лишения некоторых удовольствий. Труд всегда помогает ребенку исправиться и кто муже труд облагораживает, и поможет осознать свои поступки».

«Сейчас у детей вообще никакой трудовой дисциплины, надо как-то приучать, хоть так. Зато работа по дому будет сделана и ребенок потрудится. У меня если сын плохо себя вел, я его на выходные ни дома оставляла с компом, а на дачу к деду строить колодец отправляла».

ПРОТИВ:

«Я один раз, с дуру, видимо, из-за прогула в школе заставила ребенка все полы в доме вымыть. Ну, сына, конечно, вымыл, но с тех пор любую просьбу помочь с уборкой воспринимает в штыки. У него есть и свои обязанности по дому, но вот полы теперь — это только за прогул, видимо».

«Ни в коем случае!!! Это не наказание, же, вы одна семья и должны распределять работу по дому, а не наказывать ей. А так мыть посуду будет только по праздникам что ли?».

Что еще можно посоветовать родителям при наказании ребенка?

  • Одно преступление — одно наказание, соответствующее проступку. Не будьте жестоки к мелким провинностям и не спускайте ребенку с рук серьезные проступки.
  • Ребенок должен знать правила поведения. Если вы заранее не объяснили ему, что делать можно, а что нельзя, то это скорее ваша, чем его вина.
  • Не затягивайте. Ребенок быстро забывает содеянное. Наказание должно последовать сразу после, а не вечером, когда у вас будет время.
  • Будьте спокойны. Если вы постоянно повышаете голос, то ребенок привыкнет к этому и перестанет воспринимать это как угрозу. А заодно переймет такой вид поведения для себя.
  • Согласуйте мнение с супругом/родственниками. Если папа ругает, а мама прощает, то ребенок очень быстро начнет манипулировать ситуацией в свою пользу. Вы должны быть солидарны, по крайней мере, с точки зрения ребенка.
  • Отчитывайте ребенка в одиночестве. Не стоит наказывать ребенка прилюдно, это сильно давит психологически.
  • Не наказывайте ребенка за то, чем сами грешите. Если до этого вы аккуратно подравняли шерсть коту, не удивляйтесь, что ребенок решил повторить за вами.
  • Поощряйте хорошее поведение. Помните, что кроме кнута, есть еще и пряник.
    Учитывайте возраст и характер ребенка. В разные периоды на детей действуют разные дисциплинарные меры.
  • Понятно, что ставить школьника в угол уже не по возрасту. Кроме этого, не забывайте и о его личности. Если ваш ребенок обычно грустный и задумчивый — не применяйте метод «запугивания», если слишком активный — чтение морали не поможет и т. д.

Послушных вам детей и поменьше поводов их наказывать!

Почему нельзя бить ребенка? В этом нет никакой пользы

Физические наказания как метод воспитания — определенное, однозначное «нет». И никаких: «Ой, нас лупили, и ничего — выросли нормальными людьми…»

Ну, во-первых, «нормальный» и «счастливый» — это разные понятия. У вас точно нет психологических проблем? С легкостью вспоминаете моменты, когда вас дубасили самые близкие люди — люди, которые, наоборот, должны были всегда вас защищать?

А во-вторых: хорошо, вам повезло — вы выросли нормальным. Но вам нравится сегодняшнее общество? Нравятся морально неустойчивые, неадекватные люди, которые впоследствии легко превращаются в маньяков, живодеров, убийц? Может, все-таки прошлые поколения допускали ошибки в воспитании?

Поставьте себя на место ребенка. Что он чувствует, когда вы бьете его? Страх, унижение, свою беспомощность, слабость…

Как должны дети реагировать на побои? Естественное желание любого живого существа — защититься. Только вдумайтесь! Ваш малыш, которого вы так любите, боится (!) своей мамы, хочет защититься от нее, спрятаться!

К слову, что вы скажете ребенку, если он вдруг подойдет и стукнет вас на ваш отказ включить ему мультики или дать лишнюю конфету? «Ай-ай-ай, нельзя драться!» А вам, взрослым тете и дяде, драться можно?

А ведь вы поступаете именно так. Попросили съесть суп — не послушался — шлеп! Сказали убрать игрушки — не послушался — шлеп! Разлил молоко — шлеп! Это точно такие страшные преступления, за которые надо оставлять неизгладимые следы в душе ребенка? Тогда уж бейте себя, если проспали, разбили тарелку или резко ответили коллеге.

Поймите — рвутся прочные нити, рушится связь между вами и ребенком, исчерпывается его лимит доверия к вам. Вы, призванный защищать, предаете и причиняете боль. Вы, сильный и большой, бьете маленького и слабого. Что должен сделать ребенок, чтобы заслужить столь суровое наказание?

Почему мы бьем детей? Таким образом мы хотим заставить их делать то, что нужно нам, показать их неправоту, наказать, проучить… Но неужели нельзя найти нормальные методы?

Ваш удар «эффективен» только в одной конкретной ситуации. Ребенок перестал портить вещи, потому что боится наказания. Поверьте, как только вас не окажется рядом или он будет уверен, что сумеет избежать расплаты, возьмется за старое.

Его остановит не совесть, не голос разума, а только страх, который не вечен. Если ребенок учится на пятерки, боясь вашего наказания за плохие оценки, он перестанет учиться и постигать новое, как только избавится от вашего контроля. Сила в данном случае — самый слабый метод.

К тому же ребенок, находящийся в страхе, просто не может нормально усваивать информацию. Он немеет, замирает и вообще плохо понимает, что вы ему говорите. Если добавить сюда еще и физическую боль — это будет слишком для малыша.

Вы бьете ребенка по причине собственной несостоятельности, бессилия и беспомощности. Тем самым показываете, что бить — это нормально. Что насилие — это норма, даже между самыми близкими людьми. И почему, если можно вам, нельзя, например, ему?

Поймите, в битье детей нет никакой пользы, особенно — в долгосрочной перспективе, особенно — если думать о последствиях. Да, ребенок замолчит сию минуту, перестанет гонять мяч по квартире, начнет решать примеры… Вы добьетесь своего. Но какой в этом толк, если он сделает это не по своей воле, а просто из-за животного страха боли? Как вообще можно дрессировать ребенка, как животное?

Учитесь сдерживать себя. Думайте о последствиях. Почему вы не бьете начальника, который вас бесит? Родственников, с которыми не ладите? Соседей, которые слушают громкую музыку ночами? С ними вы находите силы сдерживаться, потому что понимаете, какие могут быть последствия. Потому что знаете: такое ваше поведение пользы не принесет, а только усугубит ситуацию.

А теперь живо представьте худшие последствия избиения ребенка. Он будет бояться вас, не доверять вам; пронесет обиду на вас через всю жизнь и будет страдать от этого; станет невротиком; вырастет закомплексованным, неуверенным в себе, несчастливым человеком… список можно продолжать еще долго. И задумайтесь: стоит ли всего этого ваша минутная слабость и раздражение?

Как держать себя в руках. Можете считать до десяти, умываться холодной водой, начинать медитировать, съедать плитку шоколада — выбирайте любой эффективный для вас метод, главное — остановиться до того, как замахнетесь рукой на самое дорогое, что у вас есть.

Повышенный тон, обвинения, оскорбления

Не битье, конечно, но тоже вещь ненужная и неприятная. Напишу коротко: дети способны усваивать информацию только в состоянии покоя, поэтому, когда вы кричите, сказанное доходит до них крайне плохо. Крик — неважный способ коммуникации.

Ваша задача — объяснить ребенку, показать, рассказать, научить, а не напугать своим криком так, что ребенок ничего не поймет, но послушается по инерции.

Оскорблениями мы программируем детей на определенную волну. Если внушать сыну, что он неряшливый, трусливый и никчемный, а дочери — что она глупая, некрасивая и неумеха, они такими и вырастут, не сомневайтесь.

Но вы сами-то верите в те слова, что говорите? Верите, что разбить чашку из сервиза — самый ужасный поступок в жизни? И что малыш — идиот и рукожоп, если случайно ее уронил? Верите?

А ребенок верит. Кстати, урони чашку вы сами, наверное, не набросились бы на себя с криками и обзывательствами.

Конечно, есть моменты, когда крикнуть просто необходимо. Например, при возникновении опасности для жизни и здоровья ребенка или в других похожих ситуациях. Но использовать крик ежедневно, просто потому, что вы не можете ребенку донести свой запрет или указание, — крайне глупо. Тем самым вы просто расписываетесь в своей беспомощности и слабости.

Как держать себя в руках. Вообще отлично работает следующая тактика: когда вам захочется покричать, поставьте на место ребенка себя. Хотелось бы вам услышать такие слова? Еще и в таком тоне? Нет? А чем тогда ваш ребенок хуже?

Как наказывать ребенка, чтобы задумался — но не травмировать

Раньше мы часто пользовались таким распространенным методом, как оставление ребенка наедине с собой. Ставили в угол, отводили в другую комнату, чтобы он там «успокоился и подумал над своим поведением».

Сейчас же мы перестали так делать, потому посыл этого действия — ты нужен мне только удобный и послушный, и ты будешь один, пока снова не начнешь соответствовать моим требованиям. Это неправильно, потому что основа родительства — это принятие. Принятие ребенка таким, какой он есть, и обещание любить, несмотря ни на что.

Лучший способ наказания, на мой взгляд, — это лишение дополнительных и приятных бонусов. Не пустить гулять, не показать мультфильм или не дать любимый десерт… Это не травмирует ребенка, но заставит задуматься в следующий раз: хочет ли он вновь этого лишиться?

Еще одно золотое правило: держать свои слова. Обещали забрать планшет, если не наведет порядок в комнате? Заберите. Если понимаете, что наказание слишком сурово, — смягчите его, но слово сдержите (заберите не на неделю, а на два дня). Не сделаете этого — и ребенок быстро поймет, что ваши угрозы — это пустые слова, и перестанет им верить.

А чтобы таких ситуаций не было, перед тем как что-то сказать, пообещать, запретить — сто раз подумайте. Надо оно вам? Важно ли? Стоит ли? А принимать и отменять свои решения по 10 раз на дню — как минимум несерьезно.

Всегда соизмеряйте поступок ребенка с силой наказания. Если он разбил дорогую вазу, какого наказания он заслуживает? Серьезного, скажете вы. А если разбил случайно, желая, например, помочь вам вытереть с нее пыль?

Самое страшное для малыша — это недовольство им его родителей. Действия ребенка направлены на то, чтобы нравиться взрослому, чтобы тот его любил, заботился о нем. Для каждого ребенка ужаснее мыслей, чем оказаться покинутым, остаться одному, быть не может. Поэтому проявляя недовольство, соблюдайте меру, не перегибайте палку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *