Реабилитационный центр для аутистов

Реабилитация при аутизме, РАС, ЗПР, синдроме Дауна

Начиная с 2014 года наш реабилитационный центр оказывает медико-социальную помощь детям с расстройствами аутистического спектра, генетическими синдромами, задержкой психоречевого развития, алалией, синдромом дефицита внимания с гиперактивностью, трудностями обучения и другими проблемами. Занятия проводятся в реабилитационных подразделениях, расположенных в Москве: в Кузьминках. Многопрофильные специалисты помогают ребенку раскрыть свой потенциал, получить возможность всестороннего взаимодействия с окружающим миром, развить навыки самообслуживания.

В течение всего 2016 г. наш центр вновь работает по программе, финансируемой из бюджета Правительства г. Москвы. Приглашаются дети-инвалиды от 2 до 14 лет вследствие расстройств аутистического спектра (РАС) и синдрома Дауна. Занятия проводятся в нестационарных условиях в Москве, на базе подразделения в Кузьминках (Волгоградский проспект, д. 110, корп. 3).

Для подачи заявления на реабилитацию по данной программе необходимо обращаться в центр социального обслуживания по месту проживания.

План реабилитации разрабатывается нашими специалистами индивидуально с учетом особенностей поведения ребенка, прогресса в его состоянии в процессе коррекционных мероприятий. Родители могут получить индивидуальную и семейную консультацию у психолога, научиться лучше понимать друг друга и своего ребенка, решить внутренние проблемы и приобрести уверенность в себе и своем ребенке.

Специалисты подразделения проводят психологическую, психотерапевтическую, логопедическую коррекцию, а также коррекцию движения. Двигательная реабилитация — кинезитерапия, является неотъемлемой составляющей курса. Кинезитерапия реализуется с применением индивидуально подобранного рефлекторно-нагрузочного устройства «Гравистат», массажа, ЛФК, нейропсихологической активно-пассивной гимнастики, комплекса упражнений на стабилоплатформе.

В комплексе реабилитационных мероприятий используется также транскраниальная и трансвертебральная микрополяризация и транскраниальная электротерапия с обратной связью (ТЭТОС) с целью нормализации биоэлектрической активности головного мозга ребенка.

Предлагаем вашему вниманию интервью с руководителем подразделения «Кузьминки» Анной Николаевной Субботкиной, которую мы попросили ответить на вопросы родителей о том, как происходят занятия и каковы прогнозы проводимой коррекционной работы.

— Для кого и для чего было создано подразделение «Кузьминки»?

Для помощи детям с различными особенностями развития. В Центре проходят реабилитацию дети с расстройствами аутистического спектра, генетическими синдромами, нарушениями умственного развития, трудностями обучения и другими проблемами. Реабилитационные мероприятия имеют первоочередную цель помочь ребенку раскрыть свой потенциал, дать ему возможность всестороннего взаимодействия с окружающим миром, развить навыки самообслуживания. План реабилитации разрабатывается индивидуально с учетом особенностей поведения ребенка, прогресса в его состоянии в процессе коррекционных мероприятий.

— Какая продолжительность курса реабилитации с 1 ребенком?

В Центре ребенок проходит программу реабилитации, в рамках которой группа специалистов выстраивает для него индивидуальный реабилитационный маршрут. Регулярно проводятся консилиумы, на которых специалисты, работающие с ребенком, оценивают результаты своих усилий, корректируют дальнейшую индивидуальную программу. Средняя продолжительность курса реабилитации – 7 недель.

— Много ли родителей обращаются в Ваше подразделение и с какими проблемами?

Много. Большинство, это родители, имеющие детей с диагнозом Аутизм и синдром Дауна. Нарушение социального взаимодействия и способности к общению, специфическое развитие или полное отсутствие речи у ребенка.

— Какую помощь родители могут получить в рамках программы?

Родители могут получить индивидуальную и семейную консультацию у психолога Центра, научиться лучше понимать друг друга и своего ребенка, решить внутренние проблемы и приобрести уверенность в себе и своем ребенке.

— Обращались ли родители в другие центры за помощью или в основном это первичное обращение?

Все без исключения родители, конечно, обращались за помощью в другие центры. Родители постоянно находятся в поиске эффективных методов лечения и специалиста, который поможет их ребенку. Давайте говорить откровенно, не каждый психолог, логопед или дефектолог имеет опыт работы с категорией «особый ребенок».

— Как Вы оцениваете состояние ребенка до курса реабилитации, какие прогнозы на его дальнейшее состояние?

При своевременной и правильно организованной коррекционной работе 60% детей получают возможность обучаться по программе массовой школы, 30% — по программе специальной школы того или иного типа и 10% адаптируются в условиях семьи. В тех случаях, когда коррекция не проводится, 75% вообще социально не адаптируются, 20-30% адаптируются относительно – они нуждаются в постоянной опеке, и лишь 2-3% достигают удовлетворительного уровня социальной адаптации.

— Нуждаются ли в помощи психолога родители детей, приходящих на реабилитацию?

Работа с семьей — это одна из составляющих всего курса реабилитации. Инвалидность ребенка, чаще всего, становится причиной глубокой и продолжительной социальной дезадаптации всей семьи. Действительно, воспитание ребёнка с отклонениями в развитии, независимо от характера и сроков его заболевания или травмы, изменяет, а нередко нарушает весь привычный ритм жизни семьи. Обнаружение у ребенка дефекта развития и подтверждение инвалидности почти всегда вызывает у родителей тяжелое стрессовое состояние, семья оказывается в психологической сложной ситуации. Родители впадают в отчаяние, кто-то плачет, кто-то несет боль в себе, кто-то становится агрессивным и озлобленным, родители такого ребенка могут полностью отдалиться от друзей, знакомых, часто и от родственников. Помочь преодолеть сложный период родителям поможет психолог. Посмотреть на ситуацию с другой стороны: возможность пересмотреть свою жизнь, свои ценности и перспективы, собрать всю свою силу, волю и полюбить ребенка таким, какой он есть; жить вместе с ним, дарить ребенку тепло, заботу и внимание, радоваться жизни обрести душевное равновесие.

— С помощью каких технологий проходит реабилитация?

Реабилитационные мероприятия имеют первоочередную цель помочь ребенку раскрыть свой потенциал, дать ему возможность всестороннего взаимодействия с окружающим миром, развить навыки самообслуживания. План реабилитации разрабатывается индивидуально с учетом особенностей поведения ребенка, прогресса в его состоянии в процессе коррекционных мероприятий. Комплексная медико-психолого-педагогическая реабилитация включает в себя:

Психологическую коррекцию, где основной задачей является вовлечение ребенка в разные виды индивидуальной и совместной деятельности, формирование произвольной, волевой регуляции поведения. Развитие памяти, внимания, восприятия и мышления.

Психотерапевтическая коррекция направлена на коррекцию поведения ребенка, на коррекцию и укрепление семьи, привлечение семьи, привлечение родителей к воспитательной работе с ребенком, обучение приемам работы с ним.

Логопедическая коррекция начинается с определения особенностей речевого развития и направлена на развитие слухового внимания, фонематического, речевого слуха. Осуществляется постановка звуков, вводится дыхательные, голосовые упражнения. Важной является задача расширения словарного запаса, развитие способности к составлению предложений по картинкам, работа над связным текстом.

Речь, как наиболее молодая функция центральной нервной системы, страдает в болезни в первую очередь и восстанавливается постепенно, поэтапно, в обратном порядке.

Речь очень тесно связана с движением — наш мозг устроен таким образом, что речевые и двигательные зоны находятся рядом, поэтому двигательная реабилитация — кинезотерапия, является неотъемлемой составляющей курса. Кинезотерапия реализуется с помощью ношения детьми индивидуально подобранного рефлекторно-нагрузочного устройства «Гравистат», массажа, ЛФК, нейропсихологической активно-пассивной гимнастики, комплекса упражнений на стабилоплатформе.

Также в комплексе реабилитационных мероприятий используется Транскраниальная и трансвертебральная микрополяризация и Транскраниальная электротерапия с обратной связью (ТЭТОС) с целью нормализации биоэлектрической активности головного мозга ребенка.

— Предлагает ли Ваше реабилитационное подразделение какие-то инновационные технологии?

В 1997 году конструкторы НПЦ «Огонек» разработали рефлекторно — нагрузочное устройство «Гравистат» – это принципиально новая генерация устройств, продолжающая традиции применения технологий космической медицины для восстановительного лечения. Метод динамической проприоцептивной коррекции (ДПК) с использованием рефлекторно-нагрузочного устройства «Гравистат» позволяет улучшить мышечный тонус, скоррегировать позу и положение частей тела относительно друг друга, увеличить объем активных движений, улучшить равновесие и ориентировку в пространстве,а как мы ранее обсуждали с Вами речь ребенка очень тесно связана с движением.

Комплекс упражнений на стабилометрической платформе используется для оценки и тренировки равновесия, походки, нагрузки на опорную поверхность в статичном состоянии. Выполняемые на платформе упражнения направлены на стимуляцию костно-мышечной и нервной системы ребенка.

Транскраниальная электротерапия с обратной связью (ТЭТОС) -восстанавливает нарушенные функции организма человека, воздействуя электросигналами на структуры головного мозга, ответственными за регуляцию гомеостаза (нейрофизиологическую и нейрогуморальную регуляцию). Непрерывная регистрация и автоматический анализ ЭЭГ и ЭКГ обеспечивает высокое качество диагностики и оценить реакцию организма на электровоздействие, оптимизировать параметры лечебного тока индивидуально и обеспечить эффективность терапии. В результате ТЭТОС — терапии нормализуется биоэлектрическая активность мозга, повышается стрессовая устойчивость и работоспособность. Повышается качество освоения практических навыков на 25-40%. Повышается общая резистентность и адаптационные возможности организма.

Транскраниальная и трансвертебральная микрополяризация — лечебный метод высокоэффективный, позволяющий направленно изменять функциональное состояние различных звеньев центральной нервной системы (ЦНС) под действием малого постоянного тока. Позволяет улучшить или восстановить двигательные, психические, речевые функции, купировать гиперкинезы, судорожные приступы, нормализовать функции тазовых органов, уменьшить очаги деструктивного поражения головного мозга у больных с инсультом и черепно-мозговой травмой в острый период. С помощью микрополяризации удается улучшить познавательные функции мозга, зрение, память, эмоциональное состояние человека, привести в норму процесса сна, развивать речевые функции и двигательные навыки. С помощью микрополяризации удается улучшить познавательные функции мозга, зрение, память, эмоциональное состояние человека, привести в норму процесса сна, развивать речевые функции и двигательные навыки.

Детский аутизм

Загрузка плеера
Игорь Владимирович Макаров в программе ОТР «Гамбургский СЧЕТ»

Трудность в социальных отношениях, расстройство аутистического вида, слабость эмоциональной связи ребенка с окружающей его действительностью называют детским аутизмом.

Ученые патологии и разновидностям – аутистическому расстройству, инфантильному аутизму и психозу, синдрому Каннера уделили внимание еще в девятнадцатом веке, а симптоматика «инфальтивного аутизма» была подробно описана уже в сороковых голах прошлого столетия.

Расстройство характерно в большей степени для мальчиков, которые подвержены заболеванию приблизительно в четыре раз чаще, чем девочки. Статистика также говорит о 0, 005 % соотношении больных детей с данным расстройством по сравнению с теми, кто таких проблем не имеет.

Источник патологии

Условия, причины и источники возникновения расстройства – предмет изучения психологами, психиатрами и специалистами смежных областей. Патология, и ее источник, до конца пока не исследована.

Тем не менее, ряд факторов говорят о вероятности подтверждения гипотезы этиопатогенеза. Это, прежде всего:

  • Слабо выраженные инстинкты и аффекты.
  • Блокирование поступающей информации, нарушенное восприятие.
  • Нарушенная слуховая обработка, как фактор сведения до минимума контактов.
  • Уменьшение роли ретикулярной формации мозга.
  • Нарушенная работа лобно-лимбического отдела и, как следствие, невозможность правильной мотивации и рациональности поведения.
  • Серьезная проблема обменных процессов, связанных с серотонином.
  • Нарушенная связь между полушариями головного мозга.

Кроме физиологической стороны вопроса необходимо также учитывать психологический и генетический факторы. Доказано, что проблема аутизма локализуется в основном в семьях, где заболевание переходит через некоторых родственников из поколения в поколение.

Существует также некоторая часть детей с органическими мозговыми нарушениями еще в период вынашивания плода, или во время родов.

Соотношение с эпилептическими припадками – от 2% до 4 %.

Были выявлены и редкие случаи мягкие неврологические нарушения.

ЭЭГ: патологические признаки – от 10% до 80% детей с аутизмом.

Симптоматика заболевания

Основные признаки патологии были описаны еще в середине прошлого столетия. К ним относятся:

  • Заболевание начинается в двухлетний период нормального предыдущего развития. У таких детей характерное красивое и задумчивое выражение лица. Отрешенность и сонность – заметный признак патологии.
  • Неспособность проявления и налаживания эмоциональных связей – это так называемое аутистическое одиночество. Ребенок не способен отвечать на ласку и заботу со стороны родителей, улыбаться и реагировать позитивно на прикосновения. Он не хочет быть на руках и одинаково равнодушен и к чужим и к близким людям. Дети с аутизмом обычно не делают различия между одушевленными и неодушевленными предметами. Одинаково ведут себя с людьми и предметами, из которых выбирают себе игрушки. Незнакомая обстановка их не пугает, а разлука с родителями не приносит эмоциональных переживаний. Характерная особенность – отсутствие необходимости в зрительном контакте.
  • Нарушения или задержка речи. Часто ребенок так и не приобретает вербальных навыков. Но бывает и так, что уже появившаяся способность постепенно нивелируется. В результате – страдает память и мыслительный процесс в целом. Общение у таких детей происходит на уровне нерациональных шумов, хрипов, щелчков и непонятных слогов. У них вырабатывается шаблонный набор определенных звуков, которыми они выражают свое нежелание общения. Их вербализация в очень примитивной форме строится на эхолалиях и стереотипных слоганах без смысла и привязки к контексту темы. Характерным признаком также можно назвать неумение пользоваться местоимениями. Дети для обозначения себя употребляют имя или второе лицо вместо имени.
  • Однообразность проявления. Стремление к ритуальным действиям. Желание стереотипного порядка вещей. Это проявляется в категоричном неприятии перемен, в предпочтении определенной одежды и питания, в упрощении игр, которые также строятся по одному примитивному шаблону. Такие игры обычно монотонны, и неинтересны в своей форме повторяющихся до бесконечности однообразных движений.
  • Странное манерное поведение. Ребенок, например, однообразно и длительно топает ножкой, крутится вокруг своей осин или раскачивается со стороны в сторону.
  • Неструктурированные игры – времяпрепровождение с глиной, песком, илом, водой. Такие игры не несут в себе функциональной и социальной направленности. Дети не умеют играть с игрушками и часто заменяют их разнообразными предметами.
  • Нерациональное проявление реакций на внешние стимулы – болевые ощущения и сенсорные раздражители в целом. Ответ или слишком слабый, или, наоборот, неоправданно сильный. Отмечена также реактивная избирательность. Дети чаще всего не хотят отвечать на вопросы, зато интересуются различными хаотичными шумами и звуками.

Другие симптомы у детей с аутизмом:

  • неожиданная агрессивность;
  • раздражение;
  • беспричинный страх;
  • гиперактивность;
  • растерянность;
  • удары головой в стену и предметы;
  • царапание, желание кусать себя;
  • нарушенный сон и режим питания;
  • недержание мочи;
  • иногда судороги.

У половины детей с аутизмом наблюдается тяжелая умственная отсталость, но некоторые могут проявлять определенные способности в несложных сферах деятельности.

Проблема диагностики

При грамотном диагностировании и работе с больными детьми необходимо учитывать:

  • их неспособность к отношениям с окружающей действительностью;
  • отгороженность от внешней среды вплоть до определенного болевого порога;
  • бедность речи;
  • нежелание визуальных контактов;
  • так называемый феномен тождества – стремление к однообразности;
  • повторы заданных им вопросов;
  • задержку саморазвития;
  • игровую стереотипность с предметами обихода;
  • появление признаков заболевания до трехлетнего возраста.

Дифференциальный подход

Ввиду того, что частичные синдромы – явление не редкое, необходима тщательная дифференциация. Аутизм требует отделения от проявлений психоза, психопатии, шизофрении и других расстройств. Например, шизофренические симптомы становятся явными только после семи лет. Но при этом у ребенка не отмечено умственных проблем и судорог.

Необходимо отметить, что нарушения слуха приводят к задержке общего развития и трудностям в вербальном произношении, поэтому их следует различать от аутизма. Годовалые дети с плохим слухом в отличие от малышей с аутизмом нормально лепечут. Кроме того, такие больные способны на невербальные контакты и адекватную реакцию на раздражители. Для дифференциации проблемы ребенка направляют на проведение аудиограммы.

Детский аутизм нуждается еще и в разделении симптоматики по характерным признакам умственной отсталости:

  • отсталые в развитии дети проявляют в своих реакциях соответствие своим возрастным характеристикам;
  • используют речевые навыки в той мере, как их усвоили, и по назначению;
  • у детей нет несбалансированной задержки развития с выпячиванием некоторых чрезмерно усиленных функций;
  • при аутизме больше всего поражаются речевые способности.

Психоз, как расстройство, начинается после трех лет, быстро развиваясь до максимума нарушений в интеллектуальной сфере и поведении, которое приобретает характер примитивных шаблонов и нерациональной манерности.

Лечебный процесс при патологии

Лечение представляет собой сложный комплекс нескольких направлений:

  • Коррекция поведения.
  • Совместное специализированное усилие медиков, психологов и педагогов.
  • Включение в лечебный процесс семьи.

Всю необходимую помощь в смягчении проблемы педагогами и медиками следует сконцентрировать на период от пяти до семи лет.

Примечание. Медикам и ученым совершенно ясна сложность проблемы и необходимость координации совместных усилий многих специалистов, разноплановый и разносторонний подход, комплексность в принятии всех необходимых реабилитационных мер при полном единстве биологических и психологических факторов.

Медикаментозная помощь

Максимальный эффект от лекарственных препаратов врачами отмечен в период от семи до восьми лет. После этого возраста медикаментозное лечение оправдано лишь в форме симптоматического действия.

Основным психотропным препаратом для лечения детей нешкольного возраста с аутизмом является амитриптилин в небольших дозах. Один курс назначается сроком на четыре месяца. Используется также витамин В6 и некоторые нейролептики. Например, рисполепт, который дети принимают на протяжении нескольких лет.

Примечание. Необходимо учитывать, что при назначенном курсе может наблюдаться значительная поведенческая редукция, снижение активности, стереотипных реакций, нерациональной суетливости или обособленности, заметно ускорение процесса обучения.

Расстройство поведенческих функций лечат с помощью фенфлурамина.

Иногда врачи назначаю детям бензодиазепины.

Воздействие нейролептиками в настоящее время вызывает неоднозначную оценку. Необходимо выбирать медикаменты без сильного седативного воздействия, например, галоперидол или в небольших дозах неулептил. Но в целом нейролептики картину в сторону позитивных изменений практически не изменяют, поэтому лучше использовать заместительную терапию с пирацетамом и подобными препаратами на протяжении нескольких лет повторяющимися курсами с перерывами.

Успех лечения напрямую зависит от выбранного курса и своевременного вмешательства.

У кого детки аутисты (в любом проявлении) все сюда!!!

Прочитала топик Калифорнии, высказывания родителей , психолога и хочется кое-что тоже сказать.
У нас, родителей, детей спектра в России, действительно проблем кучища по сравнению с миром. С одной стороны у нас нет информации ,с другой стороны она есть ,но ей не верят ,считая те вещи которые помогают за рубежом- шарлатанством. Есть люди которые верят ,но они ограничены во средствах чтобы суметь воспользоваться хотя бы той частью которая доступна из-за рубежа. Что у нас остается- наша вера ,в то что ребенку будет лучше ,что он сумеет влиться в наше общество и не стать чем-то выброшенным за борт жизни ввиде пожизненной психушки. Хотя как ни странно наши специалисты чаще всего и пытаются в этом убедить родителей, очень часто слышу о том как врачи советуют отдать своё родное чадо в интернат и родить другое. Я читаю и поражаюсь тому, что если родитель верит в свое чадо и прилагает усилия, то добивается результата, любого- большого или маленького ,неважно. Снова и снова убеждаюсь ,что лучший руководитель для реабилитации ребенка собственная мать ,если она в состоянии слышать не только себя, пусть даже эта реабилитация заключается в том ,что она просто верит психиатору, который назначает нейролептики. Скажу сразу и честно- я их противница.С рождения ребенка я была против любой химии ,мне казалось, что это его отравляет ,в результате теперь с годами я придерживаюсь именно такой методики реабилитации своего ребенка.И серьезные результаты у нас появились только с того времени ,как мы начали придерживаться этого. Было время когда нам помогали неврологи ,но опять же это было тогда ,когда мы входили с врачом в «резонанс» ,когда моё видение проблемы совпадало с его методами лечения. Мне кажется нет другого такого заболевания, когда от упорства ,веры, заинтересованности родителей что-то зависит, пусть даже эта вера просто в послушании. Хотя конечно я могу ошибаться ,поскольку других среьезных вещей и не видела.Да не хочу честно-то.
У меня просто какая-то хвала родителям и себе любимой получилась :gy:
Собственно я пока сама плохо понимаю почему я все это пишу. Хочу написать что-то важное ,но мысль ускользает.
Очень хочется написать про биомед ,только страшновато ,что опять сотрут ,ибо посчитают рекламой.Я не имею возможности бывать на форумах часто и вступать в словсеные баталии, да я и не мастер их, меня очень легко уложить на лопатки, по-крайней мере снаружи.
Просто читая эту темя я поняла что очень много народа даже не знают то что знаю я.
В октябре уже прошлого года, мне удалось побывать в МОскве на конференции Морозовых, посвященной проблеме аутизма.Это произошло благодаря молодому человеку с ником ДИМА здесь на сайте и тем родителям, которые сбросились мне на дорогу в оба конца, поскольку в сентябре того же года я летала на семинар по сенсорной интеграции, а это все достаточно затратно и две поздки за 2 месяца мой муж оплатить не смог бы, он работает у нас один.
Меня поразило в самое сердце на конференции тот момент, чем лечат детей в центре Морозова. Тот кто был на встрече его с родителями в июне, да и на семинаре знает ,что он противник нейролептиков ,по крайней мере тяжелых. Но ведь он не сказал того ,к чему прибегают в его центре,вряд ли их (Морозовых) веры хватает на всех детей. Он оченьпространно говорил- добиваесь квот, приезжайте в Москву, обследуйтесь и будет вам счастье. В результате конференции выяснилось ,что они сотрудничают с НЦ «Здоровье ребенка» ,где изучается лечение БИОМЕДОМ. При этом он публично зарезал доклад одной мамы ,которая в организованном ею центре рассказывает родителям про диету и биомед. Потом в кулуарах ей же с гордостью заявил ,что это он привез диету в Россию.Только у них это не называется биомедом, они рассказывают про вещества которые помогаю доразвиться процессам ,которые не дозрели у всех наших детей в стволовых клетках мозга, но когда И.Л.Брин начала их перечислять- у меня больше не было вопросов. Я поняла, что мы на верном пути.Потому что это уже наши ,научно обоснованные разработки ,а не как сказала Морозов- вымесел интернета , а интернет это помойка. Все это у меня есть в видео варианте, если есть желающие, могу дать ссылку для скачивания.
Там же был замечательный доклад Тео Питерса, который читала Светлана Морозова,о сотрудничестве между родителями и специалистами, где основной напор делается, на то что специалисты и родители должны мыслить одинаково ,только в этом случае реабилитация пройдет успешно.Это уже из сферы доверия к специалистам видения процесса реабилитации родителем, о чем я писала ранее.
Все было очень познавательно ,только вот обставлено все не очень. Морозов ,являясь родтелем аутичного ребенка, отводит всем остальным родителям роль правозащитников, штурмующих государство, не думая ,что его сыну помогла скорее всего его вера в него ,а не правозащитная деятельность. В этом году я сам столкнулась с тем ,что законы в России есть, но только на бумаге и заработают они ,может быть благодаря общественной инициативе ,но ведь это призвание как и любая другая деятельность на этом свете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *