Рожать или нет?

Вы все еще сомневаетесь рожать или нет? Почитайте, не поленитесь… я сама сомневалась…

Меня тошнит по утрам. Но быть беременной я не могу! Во-первых, у меня уже есть двое детей, и Господь просто не может не знать, что мне их хватит. Во-вторых, я только недавно развелась с мужем, и третий ребенок мне сейчас совершенно не нужен, потому что это не его ребенок. В-третьих, детей нужно рожать только от любимых, а я не люблю никого, кроме моего бывшего мужа. Я только вышибаю клин клином. В- четвертых, врач после второго кесарева говорила, что все то, в чем растет ребенок, у меня теперь настолько ушито, что вырасти там просто нельзя. Но ведь тошнит!
Сегодня 3 января! С утра просто нет сил встать. И тошнит! Даже не знаю, что больше: бессилие или тошнота. Все, иду к врачу сегодня. Собиралась полуползком, стараясь дышать через раз, ехала в такси с тремя остановками и тремя пакетами. Водитель понимающего улыбался. Я НЕ беременна! Не может этого быть! К врачу зашла как на расстрел. Вышла…
Я беременна! Но ведь этого не может быть! Врач утешает тем, что ребенку развиваться негде и скорее всего он погибнет еще до 2 месяцев. Жду. Реву. Безысходность. Я беременна.
Помню, как ждала, носила, рожала первых двух своих детей. Беременности были нелегкие (или я такая неудачная), но такие радостные и желанные, а вторая беременность была долгожданной. Как же я наслаждалась каждой минуткой, старалась запомнить, насладиться, запечатлеть… Покупала вещи, игрушки, соски… в первый раз была еще студенткой и не осознавала половины происходящего, а вторую беременность лелеяла и холила изо всех сил. Я любила своих малышей и ждала.
Поехала в храм. Реветь уже просто устала. Пошла к батюшке (хожу к нему на исповедь и просто поплакаться), рассказываю о своей горькой доле, уливаюсь слезами. Жду, что вот сейчас он пожалеет меня и все решит. Всегда так было, приходила в слезах, а уходила окрыленная. Понимаю, что на аборт не даст батюшка разрешения, но как-то все равно решит все. Он утешает, жалеет, а мне так жалко себя, что я еще пуще расхожусь. И тут… батюшка вдруг грозно так говорит: «Это что такое! Квартира своя, машина, родители есть, друзья, я помогу всегда. А она еще ревет и сетует! А ну-ка прекрати!» От неожиданности я сразу перестала реветь (спасибо батюшке за терапию) и «включила» голову. Пошла домой, утешаясь тем, что еще всего 1,5 месяца; что врач мне обещал; что я оптимистка.
Сегодня 9 недель. Сил нет от тошноты, слез, мыслей о детях и бывшем муже, который теперь-то уж точно не вернется. Решилась. Иду на аборт. Мама поддерживает: не надо обделять старших, надо их вырастить достойно, одеть, выучить, что-то дать им в жизни… Третий ребенок будет только обузой всем нам. Позвонила подружке, рассказала, поплакалась, сообщила о своем решении. Она попыталась отговорить, но я глуха! Я все решила! Я НЕ ХОЧУ!
Утро. Очередь женщин. Улыбаются, шутят, что-то шепчут. Я тупо смотрю на всех и стараюсь не думать. Зашла женщина, после нее пойду я.
В кармане халатика завибрировал телефон. Достаю — моя Маринка, подружка. Открываю смс и бледнею почти до обморока: «Давай, иди. Сейчас твоему ребенку руки-ноги отрывать будут, чтобы потом тебе и старшим детям было хорошо!» Вышла медсестра — за мной! Ноги ватные, даже встать не могу. На лице что-то такое, что медсестра вызывает следующую после меня, а мне говорит: «Домой иди». Еще около часа сижу, просто нет сил. Потом на ватных ногах иду домой. Я беременна.
Сегодня уже три месяца. Эта маленькая жизнь такая цепкая! Она совершенно не желает считаться с тем, что ей негде развиваться и со словами врача. Просто возмутительно! Радует то, что меня уже не тошнит, но все остальное почему-то не радует. Я начала просить Господа, чтобы он не дал мне доносить эту беременность. Отец этого ребенка — человек, с которым я сейчас живу. Я не люблю его, просто терплю, потому что он рад ребенку и ждет его. Потому что обещает любить своего ребенка и растить моих. Не то чтобы не верю, но как-то это слабо утешает, и совсем не радует. Почему ж так нерадостно! Я беременна.
Март. Пришел бывший, просит принять. Порадовалась. Мое женское естество удовлетворено — он все-таки пришел просить об этом. Сказала о беременности, ожидала взрыва. Не порадовался, но тоже обещал растить и любить. Решила подумать. Он бросил двоих своих детей, где гарантия, что не бросит потом троих? Что будет любить МОЕГО ребенка? Я его не люблю, а чужой дядя будет любить? Тот, который уже один раз предал. Решила спросить у бывшего о гарантиях. Лучше б не спрашивала. Выгнала. В расстроенных чувствах пошла в магазин для беременных и набрала кучу одежды для себя. Я такой очаровательный пузатенький Карлсон. Хоть это радует. Я все еще беременна. Я все еще молю Господа, чтобы я не доносила, чтобы упала и скинула, ведь март, гололед… Но пока все мои молитвы не услышаны.
Уже апрель. Я была на УЗИ. Жду мальчика. У меня уже есть мальчик. И девочка. Я их люблю. Я не смогу любить еще одного. У меня просто не хватит на это сил, души, сердца. Дети спрашивают о ребенке и ждут его появления. Немного ревнуют, спрашивают, буду ли любить их потом. Глупые! Только их и буду, а этого не смогу. Детей надо рожать от любимых или не рожать совсем. Потому что их надо любить, а как любить ребенка, отца которого терпишь? Я не могу. Я не люблю. Я не хочу. Я все еще молю о том же. А маленькая жизнь цепляется за меня и растет, как будто назло мне.
Май. Вот подумала: может, родить и отдать? В детский дом не смогу, конечно. Но найти семью бездетную возможно. Со всех сторон решила обдумать эту ситуацию. Пошла в кофейню, села за столик. Пришла подружка, села рядом. Стройная, хорошо одетая, хорошенькая. Я бегемот! На меня никто не смотрит, я толстая и страшная! Когда же это кончится! Я устала. Мне тяжело дышать, я плохо сплю, отекаю и постоянно хочу пить. Отдам в добрые руки, решено.
Лето как страшный сон из весов, врачей, сохранений, прибавок и отеков, а еще жара и жажда! Устала, хочу родить уже. Думаю, меня понимают все, кто прошел через последние месяцы. Сплю сидя, какая-то вена пережимается, когда лежу. Все еще умоляю о том же — о потере. Но все еще не услышана.
Сегодня второе сентября. Завтра у меня операция. Завтра я стану свободной, почти стройной и смогу спать лежа и пить литрами. Ура! Третье сентября. Светлая операционная, капельница, врачи за ширмой. Потом боль, дали еще наркоз, я в улете. Смутно помню маленький комочек на груди, что-то пытается чмокать. Никаких эмоций. Слышу голос врача: «Мальчик, 4,300кг, 56 см». Сплю.
Полдень. Мне хорошо! Я сплю, изредка просыпаюсь, пью и сплю снова. Слышу детские крики, с ужасом жду, что мне тоже принесут. Но мне не несут. Сплю. Привезли соседок, тоже прооперировали. Три часа дня. Им принесли детей, а мне нет. Сплю. Вечер, половина восьмого. Мои соседки кормят уже второй раз, а мне не несут. Решаю проявить беспокойство и прошу медсестру объяснить, где мой сын. Она обещает мне детского врача минут через 10.Жду.
Пришла детский врач. Спокойно рассказала мне, что по пути из родблока в детское у моего сына начались судороги и остановилось сердце. Его реанимировали. Он под аппаратами. Прогнозов нет, нужно ждать, доживет ли до утра. Тупо слушаю и понимаю только, что Господь меня услышал! Еще понимаю, что я этого уже не хочу! Я вдруг осознаю, что люблю, безумно люблю мою кроху, мою кровиночку, мое маленькое, выстраданное, почти преданное и брошенное мною дитя! Я его люблю!
Спрашиваю разрешения увидеть ляльку и пригласить батюшку, чтобы окрестил малыша. Мне все разрешают, разговаривают со мной как с помешанной. Звоню батюшке и иду в детское. Со второго этажа на четвертый, куриным шагом и вцепившись в сестру, чтобы не упасть, трясущимися после операции ногами. Иду медленно, все это время я реву и молюсь, молюсь так, как никогда еще не молилась. Я прошу Бога об одном: оставить мне моего сына, не забирать его, раз не забрал во время беременности. Я так раскаиваюсь, что не любила, не ждала, что молила о его смерти. Я так люблю его, Господи!!! Не забирай его у меня сейчас!!! Оставь его мне!!! Он мне нужен!!! Я не смогу без него!!!
Детская реанимация. Прозрачная ванночка. В ней маленький голенький малыш, весь обвитый трубочками. В головке катетер, на пальчике какая-то штучка ловит стук сердца моего малыша. Глажу маленькую головку, липкие волосики, беру в ладонь его маленькую ручонку. Господи, прости меня, дуру, и оставь мне моего сына!!! Приехал батюшка и окрестил моего Алешку, моего Божьего человека. Я молюсь о его жизни.
6 часов утра. Сползаю со своей кровати и иду в детское. Иду и не знаю, что услышу: жив или умер. Он жив!!! Он спит, монитор показывает, как бьется его сердечко. В 11 утра его увезли из роддома в детскую больницу, в реанимацию. Еще 7 дней я узнавала от сестры и отца моего ребенка, что сын пережил третий день и, значит, будет жить. Потом узнала, что УЗИ головного мозга показало, что основные функции не пострадали, а значит мой ребенок будет ходить, слышать, говорить, и что 70% деток после таких травм либо не выживают, либо становятся «растениями». Нам повезло. На восьмые сутки из реанимации мою радость перевели в палату и меня положили с ним.
Через 9 дней после рождения я смогла наконец взять на руки моего ребенка. Он еще месяц будет с катетером, еще месяц нам лежать в больнице, делать уколы, пить таблетки… Но я счастлива! Мой малыш жив, я люблю его! Мы вместе!
Нам уже 4 года. Я смотрю на моего сына, он собирается с папой в гараж менять колеса на машине. Я вспоминаю его радость от новой игрушки, от яркого солнца, от улыбки сестры, от игры с братом, от катания на качелях с папой, от моего поцелуя… И с ужасом думаю, что всего этого могло не быть. Не потому что он мог умереть при родах, а потому что я готова была предать его с самого начала.
Наверное Господь так дал мне понять и почувствовать мою глупость, ощутить беспредельную любовь к сыну и нужность мне моего ребенка. Спасибо Ему за это. Я счастлива, что Господь не дал мне совершить ошибку, что потом не забрал у меня ребенка, а только помог понять, как сын важен для меня. Я самая счастливая мама, потому что каждое утро вижу глаза моего малыша, моих старших детей и понимаю, что ничем не обделила их, а только научила, что чья-то жизнь важнее новой вещи или дорогого телефона. Я стараюсь дать и вещи, и телефоны, и многое другое, но этот урок — урок важности жизни — будет для нашей семьи самым главным и незабываемым.

Ой! Я беременна: рожать или не рожать.

Если не вдаваться в тонкости, то беременность бывает желанная или нежеланная. Если она желанная, то мотивов у нее может быть несколько.

Во-первых, это рождение ребенка ради самого ребенка. Чтобы он появился на свет, чтобы был счастливым.

Во-вторых, рождение ребенка для себя. Чтобы получать и отдавать любовь, знания, опыт. Чтобы получить уникальный опыт материнства (беременности, родов, грудного вскармливания).

В-третьих, рождение ребенка как социальный заказ. Когда ребенок нужен как наследник, как продолжатель рода, как долгожданный внук.

Еще одна мотивация для рождения ребенка — это ребенок как средство для достижения какой-либо цели. Например, для получения материальных благ; для привязывания мужчины; для нормализации отношений между супругами и т.п.

Возможно, часть этих мотивов со стороны покажутся безнравственными, но, тем не менее, они реальны, серьезны и во множестве случаев приводят к беременности и рождению ребенка.

Если же случилось так, что беременность для женщины нежеланна, то события могут развиваться двумя путями. Во-первых, нежеланный ребенок может быть абортирован. Во-вторых, он может быть оставлен.

Причины сохранения нежелательной беременности

Беременность в принципе желанна, но наступила несвоевременно или по другим причинам оказалась «неправильной».В этом случае женщина хочет ребенка, но обстоятельства в конкретный момент жизни препятствуют сохранению беременности, и в результате возникает болезненный внутренний конфликт: отказаться от материнства, прервать начинающуюся жизнь ребенка (именно так в данном случае расценивается аборт) — или потерять что-то очень важное, нарушить, а то и разорвать отношения с близкими людьми и т.п. Обстоятельства, мешающие сохранить беременность, могут быть очень разными.

Беременность запланированная, то есть вроде бы желанная, но она нужна для чего-то, не связанного с самим ребенком.Такая беременность внешне выглядит как желанная (ведь заранее к ней готовились, ее специально «делали» или хотя бы ожидали). Но нужна эта беременность не столько для рождения ребенка, сколько для каких-то иных целей: чтобы скрепить семью или создать ее (как известно, способ почти беспроигрышный), иногда просто «пора уже», а может быть — чтобы «здоровье поправить» (даже врачи советуют!)… В семье есть дочка (или две!), а мужу необходим «наследник»… Возможно, что несколько позже рождение ребенка будет затруднено жизненными обстоятельствами, а сейчас — самое время, так что нечего тут раздумывать о своих чувствах, надо делать то, что «надо»… Да и вообще, ребенка надо родить, чтобы быть «как все».

Беременность нежеланная, но прервать ее невозможно.Такая беременность чаще всего случайна, но может быть и вполне закономерной. Начнем со случайной. Можно назвать несколько причин, по которым женщина такую беременность сохраняет. Чаще всего это отношения с близкими людьми. Муж мечтает о ребенке, аборта не простит никогда… У матери строгие взгляды: «Сделаешь аборт — прокляну!» (это, надо сказать, нередкий случай в практике врачей и психологов)… Собственные убеждения или мнение «авторитетов» (наставников, священников и т.п.) не позволяют решиться на аборт… Ну и, конечно, состояние здоровья, не позволяющее делать аборт (или случай, когда прерывание беременности грозит бесплодием). Может быть и такое: возраст уже «поджимает», и если не сейчас — то, видимо, уже никогда. И раз уж так получилось…

Возможна и такая ситуация: женщина не готова к материнству, вообще не очень хочет иметь детей (как сказала одна мама взрослой дочери, «ведь есть женщины, которые вполне счастливы и без этого, не в каменном же веке живем, теперь много других способов стать счастливой»). Чаще всего такая женщина считает, что рождение ребенка — это конец ее собственной независимой и столь ценной для нее жизни, она не представляет, как можно делить себя между материнством и другими сферами своей жизни.

Во всех этих случаях женщина оказывается в своеобразной западне: беременность застает ее врасплох, но деваться ей некуда. В связи с этим возникает два исключительно важных вопроса: как переживания женщины, вынашивающей нежеланную (признается она себе в этом или нет) беременность, сказывается на самой женщине (течении ее беременности) и на ребенке (его развитии в утробе матери и его физическом и психическом здоровье после рождения).

Как вынашивание нежеланной беременности сказывается на ее течении?

Наша нервная система, подобно ставке главнокомандующего во время боевых действий, призвана на основе анализа внешних и внутренних, психологических, условий жизни решать, подходит ли текущая ситуация для выполнения тех или иных жизненных задач или надо сначала переждать опасность и неблагоприятные обстоятельства. Как мы видели, вынашивание нежеланной беременности всегда сопровождается негативными эмоциональными переживаниями.

Излишняя тревожность, неуверенность, психологические проблемы вызывают к жизни комплекс ощущений, аналогичный состоянию человека при сильной опасности. Нервная система «не знает» ни самих причин, ни нашего истолкования их. Она «знает» только одно: что-то неладно. Из «ставки главнокомандующего» поступает сигнал: «опасность!». В организме начинают развиваться процессы, по сути представляющие собой реакцию на стресс, опасность, что никак не может способствовать спокойному течению беременности.

Любой наш внутренний конфликт-протест, пусть и неосознанный (и очень часто неосознанный), направляет потенциал организма на избавление от источника негативного раздражения (в данном случае негативный фактор выражается в тягостных мыслях и переживаниях, источник которых — беременность). Результат — патологическое течение беременности в любом из возможных вариантов, но с одним и тем же смыслом: нежеланная беременность должна прерваться!

Как вынашивание нежеланной беременности сказывается на ребенке?

При состоянии тревоги, стресса происходит нарушение кровообращения, в результате снабжение плода кислородом и питательными веществами ухудшается. Если это кратковременные эпизоды, а между ними достаточно длительные «передышки», то опасность невелика. Если же такие состояния постоянны или слишком часты, то, конечно, нарушения в развитии ребенка вполне вероятны. В результате ребенок рождается ослабленным, физиологически незрелым, а при постоянных и сильных стрессах или длительном угнетенном состоянии матери может даже появиться на свет раньше положенного времени.

Кроме того, стрессы снижают иммунитет, и мама с малышом оказываются безоружными перед инфекциями и другими вредными воздействиями. Конечно, такой ребенок после рождения имеет больше проблем, чем желанный. Так что в отношении физического развития малыша все достаточно ясно. Сложнее обстоит дело с его психикой.

В первом триместре еще только создаются органы чувств и те отделы нервной системы, с помощью которых можно ощущать и переживать определенные эмоциональные состояния, соотносить их с конкретными событиями (читай — состоянием материнского организма, переживаниями матери и некоторыми «сигналами» извне, например, звуками). Пока все это не сформируется, ребенок не может реагировать на отдельные стимулы, а тем более на чувства и мысли матери.

Теперь давайте посмотрим, что происходит, когда все органы чувств у ребенка уже сформированы, когда малыш приобретает способность чувствовать и переживать. Во втором триместре ребенок слышит (реагирует на громкий шум, звук маминого голоса), видит (отворачивается в утробе от света, направленного на живот). Если родители ссорятся и говорят громкими, раздраженными голосами — он сворачивается, прикрывая головку руками, или бьет ножками. Под нежную гармоничную музыку расслабляется, засыпает.

Все это означает, что ребенок уже может «сопоставить» особенности материнского состояния (изменение ритма биения ее сердца, шума кровотока в сосудах, напряжение мышц, стиль движений, дыхание, голос) с тем, что происходит с ним самим. Представим себе такую, например, ситуацию. Весь комплекс родительских негативных реакций и их последствий (недостаток кислорода и неудобство положения тела — мама напряглась, ее мышцы сжались, кровь плохо проходит через пуповину; мамины «стрессовые» гормоны, попадающие с кровотоком в мозг ребенка; резкий голос папы или другое воздействие извне) возникает в ответ на прикосновение малыша к внутренней стенке своего «домика» — матки? Получается, «думает» (точнее — чувствует, знает) малыш, что это ответ на факт моего существования, на мое прикосновение к маме, которое ей неприятно (мешает, страшно, тревожно и т.п.).

Если подобные ситуации постоянны, то у ребенка может сформироваться устойчивое ощущение: в мире плохо, тревожно, надо искать от него защиты. А вот это уже может повлиять и на будущее отношение этого — пока еще не родившегося — человека к жизни, если, конечно, после рождения такое отношение будет подтверждаться и усугубляться соответствующими действиями и реакциями мамы. И опять же, только она сможет потом исправить ситуацию, не давая ребенку этих подтверждений. Так что в данном случае важны не столько сами события беременности, сколько их продолжение после рождения ребенка.

И главный вопрос: что в этих случаях делать?

А вот на этот вопрос в двух словах не ответить. Переживания женщин, вынашивающих нежеланную беременность, во многом сходны, влияние их на течение беременности и развивающегося ребенка — тоже, но ведь причины-то каждый раз разные! Симптомы «лечить» практически бесполезно — надо искать источник «болезни» и работать с ним. Ведь с помощью новейших методов (медикаментозных и психологических — вплоть до гипноза!) можно привести беременную женщину в более или менее удовлетворительное состояние, но этими методами ничего нельзя сделать с самой жизненной ситуацией, из-за которой такое отношение к беременности и материнству у этой женщины возникло.

Конечно, надо изменить само отношение мамы к своей беременности, ребенку, к себе и своим жизненным обстоятельствам, найти только для нее одной подходящий, всегда единственный и уникальный путь решения проблемы.

Помощь специалиста основывается на знании психологических и физиологических особенностей протекания беременности на различных ее сроках:

I триместр

Физиологическая часть: Самый трудный участок дистанции — первые три месяца. В этот период закладываются все органы и системы ребенка. Позже их надо будет «растить», а на данном этапе — именно строить, делать каркас и все необходимые детали. Если вдруг что-то не получится, то дальше нечего и продолжать. Поэтому именно в первой трети беременности включаются «аварийные» системы, работающие по принципу «все или ничего». Если «все» — то развитие ребенка продолжается, если «ничего» — прекращается, и организм женщины возвращается «на исходную позицию» (беременность прерывается и начинается подготовка к следующему циклу).

«Аварийная система» может включиться и для реагирования на внешнюю угрозу: если психика дает сигнал опасности в форме устойчивой тревоги, депрессии и т.п. Однако это должны быть условия, прогнозируемые как устойчивые в своей вредоносности для рождения и воспитания ребенка. Кратковременные неполадки (быстро проходящие и не повторяющиеся регулярно стрессы и депрессивные эпизоды) нервная система игнорирует, расценивая их как капризы беременной женщины. Некоторые неприятные физические ощущения (тошнота, головокружение и т.п.) в данном случае серьезными причинами для беспокойства не являются.

Психологическая часть: Беременность — революционная ситуация, и организм должен ее принять. Наличие/отсутствие токсикоза — тест на принятие мамой своего ребенка, на готовность мамы к беременности — результат психической дисгармонии.

Выкидыш может быть не только, если клетка «больная», но и если организм считает, что он не в состоянии выносить беременность (аналогия с зачатием).

В это время меняются взаимоотношения в паре — происходит смена ролей. Муж в семье становится отцом; женщина должна стать «ребенком» (плаксивость, зависимость от мужа, восприятие мира широко открытыми детскими глазами).

II триместр

Физиология: К четвертому месяцу ситуация резко меняется. Теперь самая трудная часть дистанции пройдена, и есть смысл позаботиться об успешном прохождении остальных этапов. Поэтому надо помочь маме не расстраиваться по пустякам и беречь силы для бурного роста малыша. А ему уже нужна не только пища физическая, но и психическая. Он уже снабжен органами чувств и жаждет впечатлений. Одного стука сердца и бурчания в животе мамы, кстати, очень напоминающего мурлыканье кошки, уже явно недостаточно. И природа (в форме работы нейро-гуморальной системы) позаботилась об этом.

Мама теперь себя очень бодро чувствует, с удовольствием поглощает «хлеб и зрелища» за двоих. Хорошее самочувствие и эмоциональное состояние помогает матери выполнить еще одну важнейшую ее функцию: дать понять ребенку, что он любимый, и самой почувствовать эту любовь к нему. Причем для этого совершенно не обязательно сознательно адресовать свои эмоции ребенку. Вполне достаточно переживать приятные ощущения во время шевеления ребенка и уметь возвращаться от кратковременных неприятных впечатлений к устойчивому положительному состоянию (что и происходит, когда самочувствие бодрое и жизнь вокруг прекрасна).

А малыш уж сам сумеет понять, что раз все хорошо вокруг и особенно тогда, когда я вступаю в контакт с мамой (дотрагиваюсь до нее изнутри) — значит это мир вполне подходит для того, чтобы в нем жить. А уж если мама умеет успокоить меня, подсказать (своими движениями и эмоциями), что неприятности скоро закончатся — то мир просто прекрасен, совсем не опасен и очень интересен.

В это период мало что может помешать успешному развитию беременности, разве что только очень серьезные внешние причины, которые могут привести к невозможности для матери осуществлять заботу о ребенке после рождения. Повторим, что нервная система, которая эти причины «отслеживает», узнает о них по устойчивым негативным переживаниям женщины. Раз эти переживания слишком сильные и/или длительные, то ситуация для будущей мамы неблагоприятная. И здесь очень важно, что только сама женщина знает, справится она с этой ситуацией, или нет. Ведь только мы сами можем решить, что для нас важнее, какой сделать выбор, от чего и в пользу чего мы можем отказаться, сколько сил и времени затратить для достижения разных целей.

Все эти коллизии отражаются в форме устойчивых эмоциональных переживаний. А для «главного координатора» критерий один: если мама слишком тревожится или огорчается, то не справится. И нервная система «слушается» и может принять решение, которое всегда будет «в пользу мамы» (прерывание беременности как способ сохранить женщину для следующей попытки в более подходящих условиях).

Психология: Время самого гармоничного отношения в супружеской паре. Наступление партнерских отношений (даже если их не было раньше).

Во время беременности женщина очень легко может научиться делать что-то новое руками: рисование, вязание, вышивание, шитье (происходит увеличение творческого потенциала). На Руси готовить приданое для ребенка всегда было хорошей традицией и приметой. Когда мама что-то делает для своего не рожденного еще ребенка, она лишний раз думает о нем, о себе, о своей беременности. В это время делают обереги.

III триместр

Физиология: Такое положение сохраняется почти до конца беременности. Но когда уже до первого рубежа (родов) остается немного, то назад пути нет. После 28 недель ребенок может выжить вне организма матери (без специальных технологий, поддерживающих дыхание и кровообращение). Конечно, преждевременное рождение нежелательно. Поэтому со стороны нейро-гуморальной системы осуществляется необходимая поддержка: женщина становится менее подвержена резким перепадам эмоций, у нее снижается активность: физическая — потому что ребенок большой и носить его становится тяжело, и психическая (уже ничего не хочется делать, все, что не относится к самой женщине и ребенку, ее мало волнует). Нервная система может отреагировать только на совсем уж выходящие из ряда вон события. Однако все-таки может. Принцип «сохранить мать» остается всегда, пока ребенок не вырастет и не сможет заботиться о себе сам.

Психология: Жена становится матерью для всего семейства (мощной, большой, как физически, так и энергетически). Все больше удельный вес инстинктов. Максимальна интуиция. После 7 месяцев беременности интеллект только мешает! Если мама дописывает диссертацию, руководит организацией, то рожать ей будет тяжело. Не будет времени и возможности погрузиться в «животное» состояние.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *