Умар хасанов иммунолог

«Ни один врач в здравом уме не может быть против вакцинации»

Обеспокоенным родителям часто достаточно одного чиха ребёнка, чтобы затаскать его по врачам. Аллерголог-иммунолог, сторонник доказательной медицины и автор телеграм-канала True Immunology Умар Хасанов рассказал о том, какой врач — самый главный в жизни человека, почему безглютеновые диеты всего лишь дань моде и в каком случае ребёнку нужна иммунограмма.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Об иммунологах и укреплении иммунитета

Иммунолог нужен только при рецидивирующих бактериальных и грибковых инфекциях. Это не частые зелёные сопли, а постоянные пневмонии, гнойные отиты.

Если ребёнок постоянно болеет ОРВИ, то стоит обратиться к грамотному педиатру, который по осмотру и анамнезу определит, есть ли признаки заболеваний иммунной системы, хронические заболевания, из-за которых ребёнок часто болеет, или это возрастная норма. Педиатр и терапевт — это вообще главные врачи в жизни человека

В официальной медицине нет такого понятия, как «сниженный иммунитет». Соответственно, все препараты для так называемого «укрепления иммунитета» — бессмысленны. Иммунодефицит — это серьёзное состояние, которое развивается, например, при СПИДе, кори, лейкозе и других онкологических заболеваниях или врождённом иммунодефиците.

Иммунодефицит практически никогда не проявляется в виде частых вирусных инфекций

Если у вас заболевание, которое негативно влияет на работу иммунной системы, то йогуртом и витаминными комплексами не поможешь, а тем более волшебными пилюлями, которые, якобы, укрепляют иммунитет.

Если вас беспокоят частые ОРВИ, то займитесь лечением хронических заболеваний, избегайте пассивного и третичного курения, обеспечьте в доме прохладный и увлажнённый воздух, уменьшите стресс. Не менее важна разумная физическая нагрузка. Это довольно скучно, но только убрав то, что мешает иммунной системе вас защищать, вы сможете ей помочь.

О пользе вакцинации и врачах-антипрививочниках

Иммунопрофилактика — это мягкий и безопасный способ обучить иммунную систему и затем обеспечить защитой при столкновении с жизнеугрожающими инфекциями в боевых условиях. Даже если болезнь разовьётся, вакцина защищает от тяжёлого течения болезни, которое может закончиться и летальным исходом.

Ни один иммунолог в здравом уме не может быть против вакцинации. Более того, ни невролог, ни иммунолог не могут «давать отводы» от прививок, как считают некоторые родители. При прогрессирующем заболевании нервной системы невролог может рекомендовать вакцины, которые содержат бесклеточный коклюшный компонент, или при большинстве первичных иммунодефицитов может советовать избегать «живых вакцин». Но в конечном итоге решение о вакцинации принимает только педиатр.

Когда человек, который имеет отношение к медицине, говорит, что вакцинация необходима, никто его не замечает. Но находятся врачи, которые утверждают, что вакцинация несёт страшную угрозу человечеству, манипулируют фактами и страхами людей. Они моментально приобретают славу и популярность.

Десятки раз все утверждения подобных «светил» научно опровергались. Но люди, которые при каждой простуде принимают 10-15 экспериментальных препаратов, не прошедших исследований безопасности и эффективности, будут продолжать бояться мизерного содержания ртути в вакцинах. Хотя её в разы больше в порции морской рыбы. Вакцина — это лекарство.

Не существует лекарства без побочного эффекта, но риски и польза от вакцинации несоизмеримы

Благодаря таким деятелям тает иммунологическая прослойка, подвергаются опасности люди, которые не могут быть полностью вакцинированы по истинным показаниям.

Об аллергии и моде на безглютеновые диеты

Наиболее распространённой формой аллергии в России остаётся аллергический ринит, а частота пищевой аллергии не так высока, как может показаться.

Как причина возникновения аллергии сейчас лидирует гигиеническая теория. Проблему её развития учёные связывают с избыточной чистотой. И в самом деле — в странах третьего мира частота аллергический реакций гораздо меньше. Но во всём необходима мера. Неправильно, когда все поверхности дезинфицируют, обеззараживают воздух, но и жить в грязи также не стоит.

Почему-то в России любые изменения на коже связывают с аллергией и тем, что ребёнок съел что-то не то

В дерматологии больше двух тысяч видов сыпи, но при любых изменениях на коже людей заставляют придерживаться необоснованных строгих диет. Но диета лишь повышает риск истинной пищевой аллергии. Например, только в 30% случаев пищевая аллергия становится одной из причин атопического дерматита у детей раннего возраста, а затем только лишь у 10% может быть одной из причин обострения. Среди лидеров по непереносимости — такие продукты как яичный белок, молоко, морепродукты, пшеница, арахис и продукты с содержанием сои.

Безглютеновая и безлактозная диета — это не более чем дань моде, которая подогревается альтернативными направлениями в неврологии и других специальностях.

Истинная непереносимость неиммунной природы, и в том числе повышенная чувствительность к глютену, встречается довольно редко, а истинная лактазная недостаточность ещё реже. Но существует колоссальная гипердиагностика на основании тестов, которые обладают очень низкой достоверностью.

В России чаще всего встречаются такие аутоиммунные заболевания:

  • аутоиммунные заболевания щитовидной железы;
  • сахарный диабет 1 типа;
  • ревматоидный артрит;
  • системная красная волчанка.

Природа аутоиммунных заболеваний до конца не изучена, но известно, что запускающих механизмов множество, в том числе стресс.

Об иммуномодуляторах и иммунограммах

Препараты, которые в России позиционируются как иммуномодулирующие, или никогда не проверялись в исследованиях в соответствии со стандартами международной медицины, или изучены за рубежом, но запрещены из-за неубедительного положительного влияния и целого списка побочных эффектов.

Иммуномодуляторов в обывательском представлении просто не существует

Есть множество препаратов, которые способны подавить работу иммунной системы, и очень ограниченный список лекарств, которые обладают противоположным эффектом. Наиболее распространёнными и относительно безопасными из этого списка считаются внутривенные иммуноглобулины, которые получают из крови здоровых доноров и вводят в организм тем, у кого они не вырабатываются вследствие генетического нарушения или при тяжёлых аутоиммунных заболеваниях.

Широко используются в медицине интерфероны. При некоторых видах лейкоза и ещё нескольких онкологических заболеваниях показали эффективность альфа-интерфероны, а также они использовались активно ранее при вирусных гепатитах B и С. Те самые альфа-интерфероны, которые знакомы всем по «волшебным противовирусным свечкам». Только в таком виде не доказаны их эффективность или безопасность.

Иммунная ндостаточность по Т-клеточному типу у девочки с хр. увеитом. Схема лечения

Здравствуйте, Умар Владимирович. Спасибо,что откликнулись на мое сообщение.
Да,ферритин был низкий,но мы пропили то,что Вы назначали(4 месяца),но анализ на ферритин больше не сдавали.
Далее отвечу на Ваши вопросы:
1. Нет, IgM никогда за это время не появлялись.
2. Как таковой диагностики,наверное не проводилось.Есть толь один анализ за 2014год: Токсоплазмоз IgG и IgM — отрицательно.
3. Рентгенографию даже и не помню когда делали…
4. Фелиноз-первый раз слышу….
5. Нет,высыпаний никогда и нигде не было.
6. Да-отрицателен!
1. Да,боли в суставах бывают и сейчас просыпаясь утром «ноет» плечо и в течении дня может тоже беспокоить. Месяц назад сильно болели кости на стопах ног(где то дней 5-7),но опухолей не было.А плечо(только правое) беспокоит частенько.
2. Псиориаза ни у кого нет. У девочки- только подростковые высыпания на лице и груди.Не знаю важно ли это,но мне кажется,что у неё появилось немного новых родинок,а некоторые(которые уже давнишние) стали больше,даже скорее толще по размеру и какие то рыхлые.Извините за каламбур.
3. Да,утомляемость присутствует,на 4 этаж поднимается тяжеловато и отдышечка небольшая. Кашля нет. Боли в груд.клетке тоже нет.
4. Ну не знаю.В этот раз иммунолог написала: «зев гиперемирован, везикулярные высыпания, л/у не увеличены.В крови переодически лимфо и моноцитоз.Вторичная кардиопатия.На коже много родинок»
А стоматита нет и не было
5. Да,мышцы тоже иногда беспокоят.Когда сидела на уроках в школе-очень болело заднее бедро,даже просила у учителя встать и просто постоять.Но это было где то сентябрь-октябрь.Сейчас она в школу не ходит(домашнее обучение). Белок в моче не появлялся,а вот в последнем анализе за 13.02.2015 показались какие то соли-если правильно прочитала,то написано так: оксалаты Са-в знач.к-ве
6. Нет,нет,нет
Очень жду Вашего и Ваших коллег мнения и советов. Потому что у нас на май планируется очередная операция на правый глаз. А если что-нибудь у девочки не так,то мы повременим с ней.
И еще, один врач нам сказал,что из анализа на 4 бланке можно предположить,что у девочки есть подозрения на ревматоидный артрит. Поэтому я и спрашивала в первом письме,так ли это?
Умар Владимирович,еще раз большое спасибо.

О том, почему аллергия неожиданно может возникнуть даже у 50-летнего человека, что будет, если не обращать внимания на тревожные симптомы, чем отличаются российские и международные подходы к лечению в эфире радио «Комсомольская правда» рассказал Умар Хасанов, член ассоциации аллергологов и клинических иммунологов.

— Умар Владимирович, откуда вообще берется аллергия? Ведь известно множество случаев, когда реакция неожиданно возникает в 40-50 лет.

— Есть множество теорий возникновения аллергии, они во многом противоречивы, во многом расходятся. В один прекрасный момент наш организм начинает воспринимать какие-то вещества – пыль, шерсть, пыльцу — как чужеродные и запускает каскад защитных воспалительных реакций. Клинически мы наблюдаем то, что называем аллергией. Вы можете сто лет по утрам пить морковный сок, а на 101-й вдруг получить аллергическую реакцию – процесс, увы, непредсказуем.

— Вы лечите по принципам доказательной медицины*, которые широко применяются за рубежом, но в большинстве своем игнорируются российской медициной. В чем они состоят?

— За рубежом врачи в своей работе принимают решения о применении лекарств, исходя из имеющихся доказательств их эффективности и безопасности. На основании научных исследований среди тысяч пациентов составляются клинические протоколы, по которым очень удобно эффективно работать. То есть я осматриваю пациента, определяю, насколько сильно проявляется та или иная аллергическая реакция и подбираю по ступенчатому протоколу, который принят во всем мире, наиболее оптимальное для него лечение. Так, чтобы при минимальном количестве лекарств мы могли достигнуть максимального эффекта.

— А что с нашими врачами?

— У нас дело обстоит иначе: слишком много противоречий с современной медициной. Врач часто опирается не на передовой мировой опыт, а исключительно на личный, и свои наблюдения ставит выше международных рекомендаций. И это свое, родное, очень часто мешает работать. Многие отечественные врачи уверены, что доказательная медицина шаблонна, работает по универсальным стандартам, что это бездушный алгоритм, который исключает индивидуальный подход к пациенту. На самом деле достаточно изучить хотя бы одно международное руководство, чтобы убедиться в обратном. В нашей медицине накопилось много заблуждений и мифов еще советских времен, которые передаются из поколения в поколение. Например, нигде в мире не знают о существовании такой «болезни» как дисбактериоз, не встретишь представления о том, что аллерген накапливается где-то в кишечнике и его непременно нужно выводить энтеросорбентами, что при любых проявлениях аллергической реакции нужно исключать наличие паразитов и совершенно абсурдный поиск герпетической инфекции в любой непонятной ситуации.

— Другая проблема, с которой наверняка приходилось сталкиваться: нашему народу зачастую врачи и вовсе не нужны. Они и диагноз сами себе поставят, и лечение назначат. Мол, «дед всю жизнь принимал таблетки, и мне помогут».

— И это тоже. Например, с аллергической реакцией на амброзию ко мне приходят в сентябре, когда уже перепробовали все: и народные рецепты, и назначенные себе медикаменты, и средства из рекламы по телевизору. Убедились, что не помогает. Тогда начинаем подбирать лечение исходя из тяжести клинических проявлений. Хотя наиболее выгодно в случае поллиноза обращаться к специалисту за две недели до начала цветения. Тогда можно достигнуть более быстрого эффекта, при минимальном количестве лекарств уйти в ремиссию и спокойно пережить сезон.

На юге России — самый пик цветения амброзии, а значит — не самое приятное время для аллергиковФото: Анастасия ОСИПОВА

— В народе бытует миф о волшебном уколе, который одним махом избавляет от всех проблем. Действительно существует такой?

— «Волшебным уколом» называют внутримышечное введение системных стероидов, которые обладают пролонгированным действием. Конечно, лечение очень эффективно, но препараты данной группы зарезервированы для тяжелых, реанимационных состояний. Помимо быстрого облегчения возможно множество серьезных побочных эффектов. По сути это стрельба из пушки по воробьям. Одним из наиболее неприятных последствий бесконтрольного применения является постепенное снижение эффективности, и от классического лечения тогда будет минимальное улучшение. Задача грамотного аллерголога – определить степень тяжести аллергической реакции и подобрать препараты, чтобы вывести пациента в ремиссию, а потом уходить на поддерживающую схему. «Волшебный укол» в протоколы лечения аллергического ринита не входит.

— То есть полное избавление от симптомов аллергии невозможно, только поддерживающая терапия?

— Ну почему же, шанс есть, причем, шанс неплохой – около 80 процентов. То есть в 4 случаях из 5 пациента можно полностью избавить от бремени, чтобы аллергия никогда его больше не беспокоила. Это лечение называется аллерген-специфическая иммунотерапия или АСИТ, применяется почти 100 лет и, по сути, является единственным методом лечения самой аллергии, а не устранением симптомов. Главная задача – точно выявить аллерген с помощью кожных тестов. А потом вводить в организм пациента возрастающие дозы экстракта того аллергена, к которому у больного выявлена повышенная чувствительность и который является причиной болезни. Это необходимо, чтобы научить иммунную систему не реагировать на вещество. Если раньше это были исключительно регулярные подкожные уколы, то сейчас широко используются, так называемая, сублингвальная иммунотерапия. Аллерголог подбирает схему, первый раз капается аллерген в присутствии врача, и затем спокойно можно проходить лечение в домашних условиях.

— Умар Владимирович, но если аллергию можно излечить полностью, почему же с каждым годом количество пациентов аллергологов не снижается, а только увеличивается? Почему хотя бы 80 процентов обратившихся не вылечивают раз и навсегда?

— Не только в России, но и во всем мире люди любят откладывать все на потом. Тем более, что лечение начинается в зимний период, когда ничего не беспокоит. Если в ноябре у человека нет ни насморка, ни аллергического конъюнктивита, зачем же обращаться к врачу? Многие искренне верят, что в следующий сезон обязательно пронесет, но все повторяется вновь и вновь. Часто ждут от АСИТ сиюминутного эффекта и, не получив желаемого, прекращают лечение на полпути. Ну и плюс те самые 20 процентов пациентов, которым не помогла иммунотерапия. Они должны получать поддерживающую симптоматическую терапию. И тут как раз важно подобрать правильные препараты в соответствии с протоколом. Начиная от антигистаминных таблеток — при легком течении — до комбинации нескольких групп препаратов. Первой линией терапии являются именно местные противовоспалительные препараты, которые по своей природе те же гормоны, но за счет того, что практически не проникают в организм, работают на слизистой, лишены тех грозных побочных эффектов, о которых все наслышаны. Благодаря локальному действию они не дают сформироваться аллергическим реакциям, гасят их в зачатке, и поэтому удается достигнуть быстрого эффекта на микроскопических дозах. Препараты настолько безопасны, что некоторые разрешены FDA даже во время беременности и грудного вскармливания. Принципиально важным моментом является комбинация разных групп препаратов в зависимости от тяжести, а среди своих аналогов нет доказанного преимущества. Например, если пациенту не помогают антигистаминные, то нет смысла пробовать другие препараты того же самого поколения и нужно усиливать терапию лекарствами другой группы.

Очагов нескошенной амброзии на юге России — множество Фото: пресс-служба администрации Краснодара

— Почему нельзя начинать специфическую иммунотерапию детям младше пяти лет?

— Это связано с возможностями диагностики. Маленький ребенок не сможет просидеть 20 минут неподвижно, а это необходимое условие для проведения совершенно безболезненных кожных проб.

— Вы говорите, что только кожные пробы дают стопроцентный диагностический результат. Зачем же в поликлиниках детей и взрослых гоняют сдавать кровь из вены на аллергены?

— Это как раз к вопросу того, родного, что мешает работать аллергологам. Международные исследования доказали, что чувствительность данного метода исследования около 50 процентов, то есть результат может быть как ложноположительным, так и ложноотрицательным. Поэтому в современной медицине этот анализ назначается редко, в приоритете именно кожное тестирование. Кожные пробы – это золотой стандарт диагностики. АСИТ – единственный метод лечения, который дает шанс избавиться от аллергии раз и навсегда.

СПРАВКА КП

Если после принятия лекарства пациенту становится лучше, не факт, что это не «чудодейственная» сила плацебо

*Доказательная медицина — медицина, базирующаяся на том, что принятие конкретных решений в отношении лечения больного должно основываться на четких доказательствах эффективности и безопасности существующих методов лечения, полученных в ходе клинических исследований. Одним из основоположников доказательной медицины стал профессор Арчи Кохрейн, который задумался о том, насколько в действительности эффективны известные в то время методы лечения инфекционных заболеваний. Если после принятия лекарства пациенту становится лучше, не факт, что это не «чудодейственная» сила плацебо. Современный вид плацебо-терапии — гомеопатия.

Одним из ключевых принципов доказательной медицины является «двойной слепой метод»: пациентам (зачастую в исследованиях участвуют несколько тысяч человек) дают либо плацебо, либо лекарство, причем, ни сами пациенты, ни врачи не знают, в какую группу попадет тот или иной человек. И только после полного курса карты раскрываются и начинается статистическая обработка результатов, на основе которых делаются выводы об эффективности того или иного лекарства или метода лечения и даются рекомендации по лечению в виде многоступенчатых протоколов.

Умар Хасанов. Фото: личный архив

Осень – сезон простуд, и многие, желая снизить риск заболеть, начинают задумываться об иммунитете и искать способы его укрепить. Кто-то пьет витамины, кто-то прибегает к народным средствам, кто-то вспоминает про закалку. Мы поговорили об иммунитете с Умаром Хасановым, аллергологом-иммунологом московской клиники «Рассвет», основателем Центра доказательной медицины «Умка+» в Ростове-на-Дону. Он рассказал о том, можно ли помочь организму бороться с болезнью, нужны ли иммуномодуляторы и витамины и почему некоторые болеют чаще других.

– Можно ли что-то сделать для укрепления иммунитета?

– Прежде всего: таких понятий, как «укрепление иммунитета» или «сниженный иммунитет», не существует. Есть медицинский термин «иммунодепрессия», она развивается у пациентов с ВИЧ-инфекцией, у тех, кто перенес корь или имеет серьезные хронические заболевания – гепатит В и С, цирроз, у тех, кто недоедает или теряет белок. Если с иммунитетом есть серьезные проблемы, они проявляются не в виде частых простудных заболеваний, а в виде бесконечных бактериальных инфекций, склонности к онкологическим или аутоиммунным заболеваниям. Человек сколько угодно может болеть вирусными инфекциями, но это не признак нарушений в работе иммунной системы. Возможны хронические проблемы, которые делают его более уязвимым, но дело не в иммунитете.

Есть такая пословица: не чините то, что работает. Иммунная система прекрасно нас защищает. Человек может чаще и тяжелее болеть, если, например, у него есть ЛОР-заболевания, зависимость от капель, нос пересушен, перегородка искривлена, полипы в носу. Чтобы помочь организму, необходимо лечение именно носа, а ни в коем случае не йогурты или препараты, которые якобы являются иммуномодуляторами.

– Есть ли связь между иммунитетом и стрессом?

– Да, если речь идет об остром стрессе – потере близкого, психологической травме. В этом случае связь доказана, состояние сопровождается иммуносупрессией: кто-то тяжелее болеет, у кого-то проявляется герпес. А вот в плане хронического стресса данные противоречивы; этот вопрос активно изучается.

– Как влияют на иммунитет факторы среды – что мы едим, надеваем ли шапку?

– Шапки – это зло. Они должны быть в соответствующую погоду, в холод, ветер; когда на улице тепло, а человек укутан и в шапке, это скорее негативно скажется на организме. Одеваться нужно по погоде, а строгой связи между иммунитетом и одеждой нет. Что касается питания, все очень просто: если человек недоедает, имеет серьезные ограничения в рационе – например, он вегетарианец или веган, если в рационе минимальное количество белка или человек находится в экстремальных условиях, тогда ограничения в питании негативно влияют на организм. Нехватка витаминов группы В, цинка, железа – это факторы риска, повышающие склонность к инфекциям.

– Имеет ли смысл принимать витаминные комплексы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *