В норвегии отбирают детей

За год в Норвегии отбирают у родителей более 20 тысяч детей

Barnevernet в переводе с норвежского означает «Служба охраны детства», она действует на основе закона об охране детства 1992 года. В соответствии с ним, Barnevernet начинает действовать после сигнала о нарушении прав детей. При этом сигнал может подать кто угодно: от полиции и школы до знакомых родителей и соседей. Проверяются даже анонимные сигналы. На родительских собраниях в детских садах и школах матерей и отцов сразу предупреждают: если поведение или внешний вид их детей нарушает принятые образовательными учреждениями нормы, то они будут сигнализировать не родителям, а сразу в Barnevernet.

В год поступает около 50 тысяч сигналов, что является огромной цифрой, если учесть, что, например, в 2016 году во всей Норвегии родилось 58 890 детей. Количество детей, отнятых у родителей за год, Barnevernet сообщать отказывается, но то, что счет идет на тысячи, ни у кого не вызывает сомнений. Эксперты и СМИ называют цифры от 3000 до 21 848 детей.

Демократия в Норвегии довольно своеобразная: чтобы отнять у человека даже минимальную сумму в виде штрафа, нужно решение суда, а чтобы отнять ребенка — достаточно решения окружной комиссии. Это государственные органы, которые возглавляются адвокатами, получающими зарплату от министерства по делам детей и равноправию.

В Норвегии защитой прав детей и сексуальных меньшинств занимается одно и то же министерство, а Barnevernet — его структурное подразделение, работники которого входят в состав окружных комиссий. Кроме того, там заседают и рядовые граждане, чаще всего максимально толерантных взглядов. Поэтому если сотрудник Barnevernet, проверив сигнал, решил, что ребенка надо забрать из семьи, то окружная комиссия в подавляющем большинстве случаев подтверждает это решение.

Индустрия заработка на чужих детях

Если ребенок посещает детский сад или школу, то его отправка в новую семью происходит очень просто — он не возвращается домой к родителям. В остальных случаях ребенка забирают из дома с полицией, и его мама при этом не должна плакать, так как слезы в Норвегии считаются признаком психологической нестабильности и они отрицательно повлияют на условия ее будущего общения с ребенком. Окружной совет может вообще не разрешить с ним общаться или контактировать только по телефону и через Интернет. Может разрешить общаться только через несколько лет, а если позволит встречаться родителям со своими детьми, то определит, сколько раз в год и по сколько часов будет каждая встреча. Встречи проходят только в присутствии сотрудника Barnevernet, и, независимо от национальности и гражданства, родители с детьми обязаны общаться только на норвежском языке.

Вся эта система действует потому, что есть огромное количество желающих забрать к себе чужих детей. С одной стороны, это однополые семьи, у которых в Норвегии такие же права, как у двуполых. Местная церковь даже венчает их. С другой стороны, это легкий способ заработать хорошие деньги. Про это пишет в своей статье в Тhе Hindu норвежский профессор Марианна Хаслев Сканланд. Она раскрыла целую индустрию заработка на чужих детях.

«Благодаря чему целая армия социальных работников, психологов и приемных родителей имеет прекрасную, хорошо оплачиваемую работу? Они убеждают людей становиться приемными родителями, объявляя, что их дополнительная годовая зарплата составит 30 тысяч евро, плюс оплаченные каникулы, а также регулярный отдых от приемных детей, плюс пособия для постройки собственного дома и покупки дорогого автомобиля, не говоря уж о дополнительном пенсионном пособии.

Для поддержания такого отлаженного бизнеса требуется немного — постоянная поставка детей, которых легко отнять у тех, кто не может за себя постоять. Это могут быть и сами норвежцы, но в особой зоне риска — иностранные мигранты, которым невероятно сложно защитить себя от норвежской государственной машины.

Все изменения в законодательстве и судебных процедурах принимаются, исходя из априорного постулата: дети — это собственность государства, и родитель, который попытается этому противостоять, будет обвинен в жестокости и объявлен опасным для своих детей.

Еще один распространенный способ заставить замолчать — заклеймить родителей фальшивым психиатрическим диагнозом. Норвежское государство пытается шантажировать каждого, кто осмелится говорить о зверствах норвежской службы защиты детей, чтобы заткнуть их. Самое страшное заключается в том, что, как только дети переходят под опеку приемных родителей, их судьба тут же перестает интересовать службу защиты детей. Если биологическим родителям вменяется в вину любой пустяк, то приемным, наоборот, разрешается делать буквально все».

Более 25% изъятых детей — из семей иностранцев

Слова профессора подтверждают факты. Если раньше в Норвегии при изъятии детей из семьи среди их возможных усыновителей приоритет имели родственники, как во всем мире, то в 2012 году из вышеназванного закона это положение убрали, объяснив тем, что «закон защищает детей, а не родителей». Более того, провоцируя доносительство в отношении детей, власти в 2015 году отменили ответственность за клевету в сигналах о положении несовершеннолетних в семьях. В официальной брошюре Barnevernet на русском языке намекают, что при подаче сообщения лучше оставаться анонимным. А уже в третьем абзаце там говорится:

«Для Службы охраны детства исходным пунктом является то, что будет лучше для ребенка. В некоторых ситуациях это противоречит мнению родителей. Служба охраны детства должна, прежде всего, поддержать родителей и помочь им, чтобы они сами могли быть хорошими родителями для своих детей. Если такой помощи недостаточно или у родителей слишком большие проблемы, может быть актуален вопрос о размещении ребенка/детей вне дома на короткий или продолжительный период».

При этом абзац носит название «Оптимальные условия для детей».

В то время как иностранцы составляют 10% населения Норвегии, среди изъятых их дети составляют более 25%. В Норвегии принят закон, по которому любой ребенок, проживший в стране более трех месяцев, приравнивается к норвежскому ребенку независимо от наличия у него другого гражданства. В результате норвежские власти даже не пускают на заседания окружных советов иностранных дипломатов.

Далее в этой же статье Хаслев Сканланд приводит пример с «отцом», на которого из-за сексуального насилия пожаловались две его приемные дочери, но его не только не посадили, а даже разрешили усыновить еще и мальчика. В итоге «отец» попал в тюрьму за распространение детской порнографии. То, что сотрудники Barnevernet стараются не замечать того, что происходит с детьми в приемных семьях, объясняется просто: ведь именно они их туда направляют, и в случае какого-либо несчастья с ребенком часть вины ложится на них.

В СМИ разных стран подробно описываются истории родителей, у которых в Норвегии отняли детей, и все они иностранцы. Они могут пожаловаться в свои посольства, обратиться к правительствам своих стран. Норвежцы, хотя среди пострадавших от политики Barnevernet их большинство, такой возможности лишены. Даже в структуры ЕС они обратиться не могут, так как Норвегия не входит в этот союз.

Детей отнимают из-за стола для пеленания или высокого IQ мамы

История граждан Индии Ануруп и Сагарика Бхаттачария с более-менее счастливым концом. Глава семьи прибыл в Норвегию не в качестве мигранта, а как геолог — работник американской фирмы. Вместе с ним приехали жена, двухлетний сын и пятимесячная дочь. Вскоре их неожиданно посетила сотрудница Barnevernet. Изучив условия жизни детей, она написала в отчете, что «не было собственного столика для пеленания ребенка и пеленки менялись на кровати, расположение которой гораздо ниже, чем у традиционного норвежского столика для пеленания».

Этого оказалось достаточно, чтобы забрать обоих детей. Родители подали в суд на Barnevernet, и он отменил ее решение об изъятии детей из семьи, но детей индусам не вернули, а отдали в две различные семьи, разрешив встречаться с ними два раза в год по два часа.

Для этого решения сотрудники Barnevernet нашли новые причины. Оказывается, дети не имели собственной комнаты и соответствующих возрасту игрушек, а мать «не учитывает эмоциональные нужды детей» и даже один раз шлепнула мальчика, о чем сама по наивности рассказала сотруднице Barnevernet. Однако скандал замять не удалось. Судьбой детей своих граждан озаботились президент и министр иностранных дел Индии, и в результате был достигнут компромисс: детей забрали из приемных семей, но отдали не родителям, а родному дяде, который специально ради этого прилетел в Норвегию.

Кроме отсутствия детской комнаты или столика для пеленания, существует еще великое множество причин, по которым могут забрать детей. Например, в отчетах, доказывающих плохие условия проживания детей в родной семье, пишут, что «ребенок улыбается своей матери, а она этого не замечает» или «ребенок смеется механически». У белорусской семьи обнаружили фотографии семейного праздника, где дети сидят за столом вместе со взрослыми, а на столе стоят бутылки. Детей забрали, так как «им пропагандируют алкоголизм, демонстрируя употребление алкогольных напитков в праздничной обстановке».

У болгарки Цветелины Уланд отняли детей из-за того, что у нее был высокий интеллектуальный уровень! После развода с мужем-норвежцем с ней остались жить двое их детей — Андреас 10 лет и Селина 11 лет. На встречах с детьми отец рассказывал им плохие вещи про их мать, ее родителей и про Болгарию. Детям это не понравилось, и они отказались встречаться с отцом. Тогда он написал жалобу в Barnevernet. После проверок болгарка получила официальное письмо с требованием пройти психологический тест. Такой же тест прошел и ее бывший муж. Оказалось, что у него интеллектуальный уровень ниже среднего, а у нее — выше среднего. В результате Окружной совет в городе Арендал объявил, что «высокий интеллектуальный уровень матери позволяет ей воздействовать на детей и манипулировать их мнением», и поместил их в две приемные семьи, живущие в 200 км друг от друга. В течение года Цветелине Уланд было запрещено встречаться с детьми, а потом она может их видеть раз в два месяца по 2,5 часа.

Этой истории была посвящена передача одного из крупнейших телеканалов Болгарии — bTV. В ней приняли участие Деница и Станислав Димитровы-Спасовы, которые работали в Норвегии, где у них родились дети-близнецы. У них была собака Кристофер, которая громко лаяла, и это не нравилось соседям. Однако они не стали жаловаться на собаку, а обратились в Barnevernet, заявив, что у болгар дети плачут день и ночь — наверно, их обижают.

Сотрудники Barnevernet проверили, в каких условиях живут 20-месячные болгарские дети, и сообщили, что известят семью о результатах проверки. Димитровы-Спасовы не стали искушать судьбу и, чтобы не остаться без детей, бросили работу и арендованное жилье и улетели в Болгарию.

«В Норвегии Barnevernet — это государство в государстве, и она может делать все, что захочет», — заявил глава семейства.

По словам его жены, с момента рождения детей она жила в постоянном страхе.

«Страх появился еще в больнице, когда на моих глазах у матери забрали ребенка только из-за того, что она положила его к себе в постель. Все под контролем, врачи приходят постоянно домой с весами для проверки. Ни в коем случае нельзя давать детям воду, не имеешь право отказаться кормить грудью. Ребенок может капризничать, не слушаться, а ты не имеешь права его ругать.

Бывали случаи, что детей отнимали у родителей из-за кариеса или пятен на одежде, за то, что ребенок врал в школе или не был сконцентрирован. Норвегия — чудесная страна, но если у вас есть дети, то необходимо быть максимально информированным и принимать во внимание самые невозможные вещи, чтобы не потерять ребенка», — рассказала Деница.

У норвежки Моники Петров отобрали сразу пять детей.

«Трое детей были в школе, а остальные дома. Поняла, что идут из социальной службы, так как наша собака, которая обычно добрая, рассвирепела и начала лаять. Увидела, что весь дом окружен полицией. Когда вошли в дом, развели детей по разным комнатам. Они начали плакать. В это же время полицейские пришли в школу и взяли моих детей оттуда. Дома дети были в шоке, а я внутренне сказала себе, что должна сохранить спокойствие, чтобы дополнительно не травмировать детей своей истерикой», — вспоминала в интервью bTV норвежка.

По ее словам, у нее не было никакой возможности объяснить детям, что случилось, но и после того, как их отняли, им никто ничего так и не объяснил.

«Увидела детей через две недели. Одна из дочерей меня спросила: «Мама, за что ты нас продала?» Потому что, когда такое случается с детьми, у них срабатывает чувство вины, и ребенок не думает, что мама или папа сделали что-то не так, а думает, что это он виноват в том, что произошло.

Детей отдали в три разные семьи. Амира попала к гомосексулистам, которые посреди ночи абсолютно голыми танцевали, пили и так далее. На наших встречах она перед расставанием всегда клала мою руку себе на грудь и говорила: «Мама, чувствуешь как сильно бьется мое сердце от ужаса, что надо туда возвращаться?» — рассказала Моника.

Абсурдность в действиях Barnevernet заключается в том, что детей у норвежки забрали из-за того, что, по их мнению, она не имеет материальных возможностей их содержать. При этом если бы ей платили столько же, сколько платят приемным семьям за ее детей, то она бы смогла не только их достойно содержать, но и себе ни в чем не отказывать. Моника сумела через суд доказать, что у нее есть деньги на содержание своих детей, и ей их вернули. Вскоре после этого она вышла замуж за гражданина Болгарии Ангела Петрова и вместе с детьми переехала жить на родину мужа.

Посол Болгарии в Норвегии рассказала bTV и такой случай:

«Девочка, живущая с матерью в Болгарии, приехала в гости к своему отцу-норвежцу, а его арестовала полиция. Barnevernet сразу определила ее в приемную семью, и, хотя девочка была гражданкой только Болгарии, понадобилось полгода, чтобы вернуть ее матери».

Дети граждан России в Норвегии на особом контроле

Тяжело приходится болгарским родителям в Норвегии, но еще тяжелее приходится русским. Сотрудник Barnevernet на условиях анонимности сообщил, что граждане России у них находятся на особом контроле, так как неофициально считается, что они склонны к алкоголизму, шпионажу и даже терроризму.

Виталия Морозова обвинили в том, что он «психически неадекватен и тем самым представляет угрозу для своего сына». Ребенка отобрали. Морозов прошел обследование у норвежских врачей и подал в суд на Barnevernet, представив справку о полном отсутствии у него каких-либо психических проблем. Но даже это не помогло — суд все равно занял сторону Barnevernet, и ребенок остался в приемной семье у своей учительницы, которая, по мнению Виталия Морозова, и инициировала изъятие сына с целью улучшить свое материальное положение.

Жительница Мурманска Светлана Таранникова, уже имея сына, вышла замуж за норвежца, который оказался алкоголиком и гнал самогон из огромного аппарата, установленного в подвале их дома. Опасаясь взрыва аппарата, она сообщила о нем в полицию. Муж в долгу не остался и сообщил в Barnevernet, что его жена — алкоголичка. Однако взятые анализы опровергли это обвинение.

Государственных похитителей детей это не остановило, и они, зафиксировав, что Таранникова гуляет на улице с сыном и его 12-летним другом, заключили: «Использует своего сына как приманку для привлечения молодых поклонников». Факт, что она в это время была на последней стадии беременности, проигнорировали, сына отняли, а ее отправили рожать в специальную больницу Barnevernet. После родов ей объявили, что она нуждается в лечении, и предложили подписать договор о временной передаче младшего сына Barnevernet на период ее лечения, пообещав потом вернуть обоих детей.

Прошло время, и Светлана Таранникова поняла, что ее обманули, а сыновей уже передали в приемную семью к лесбиянкам. Она написала жалобу, что категорически против этого, и начала бороться за возвращение сыновей, наняв адвоката. Он посоветовал ей родить третьего ребенка, хорошо за ним ухаживать и тогда появится шанс на возвращение сыновей.

Третьего ребенка — дочь — отняли на второй день после ее рождения. Причиной стала ее предыдущая жалоба на содержание сыновей в однополой семье. По мнению Barnevernet, та женщина, которая плохо относится к гомосексуалистам, не может хорошо воспитать ребенка.

У бывшей жительницы Санкт-Петербурга Полины Фрьомыр отобрали двухмесячного ребенка за неэмоциональность. По мнению профессиональных разрушителей семей, «она не улыбается и не может выражать своих чувств, общается с ребенком не на норвежском языке, а с помощью звуков (так сотрудники Barnevernet называют русский язык)».

Хотя женщина все это опровергла, пройдя обследование у норвежских психиатров, это ничего не изменило. Сейчас она рассказывает о своих встречах с сыном:

«Моему ребенку уже почти два года. Когда встречалась с ним в последний раз, он меня не узнал. Его родным языком стал норвежский. Я могу видеться с ним всего три раза в год по два часа. Первый час у нас уходит на то, чтобы вспомнить, кто я, а второй час он постоянно бегает между мной и приемными родителями. Во время последней встречи у него был насморк. Написала об этом в Barnevernet. Пришел ответ: «Ребенок спит хорошо, ест хорошо, а значит, все в порядке», — рассказала о своих встречах с сыном петербурженка.

Профессиональная организация бегства из приемных семей

Отобранных у иностранцев детей так много, что даже появился профессиональный организатор их бегства из приемных семей. Это поляк Кшиштоф Рутковский. Первой спасенной из приемной семьи стала его соотечественница Никола Рыбка. Ее отобрали у родителей из-за того, что она «посещала школу в угнетенном состоянии», хоть те и объяснили, что она просто переживает за бабушку.

После побега 29 июня 2011 года Норвегия потребовала возвращения девочки, но польский суд отказал. Помог Кшиштоф Рутковский бежать из Норвегии и Александру Фролову. Хотя мальчик был гражданином только России, норвежские власти объявили его в розыск, и он был задержан в Польше, но вскоре суд отпустил его в Россию. Его младший брат остался в Норвегии. Польша страдает от действий Barnevernet еще сильнее, чем Россия. В приемных норвежских семьях находятся минимум 30 польских детей. Дошло до того, что польский дипломат в Осло нарушил дипломатический этикет и назвал Barnevernet «новым Гитлерюгендом».

Нарушает Barnevernet не только право человека на личную жизнь, но и право на свободу вероисповедания, хотя они записаны в конституции Норвегии. По правилам этих «охранников детства», у свидетелей Иеговы дети должны отбираться немедленно, так как они не допускают переливания крови, а это угрожает здоровью ребенка.

При этом в Barnevernet постоянно обнаруживают взяточников и педофилов. О последнем крупном скандале сообщила «Би-би-си» в конце прошлого года. У 56-летнего психолога обнаружили 200 тысяч фотографий и 12 тысяч видео с детской порнографией. При этом он много лет заседал в комиссии, которая принимала решение об изъятии детей у родителей, и даже использовал служебное положение для пополнения своей «коллекции».

С тех пор как норвежские власти стали платить приемным семьям за ребенка 300 тысяч крон в год, а за детей с заболеваниями — до 500 тысяч и еще по 10 тысяч в месяц на содержание ребенка, интерес к чужим детям стали проявлять не только однополые семьи и педофилы, но и бывшие мигранты из мусульманских стран, получившие норвежское гражданство.

Дети погибают в приемных семьях во время оргий

Barnevernet уверяет, что его единственной заботой является защита детей. Однако если посмотреть на факты, то получается, что подобная «защита» приносит не только гигантские расходы, но и огромные страдания. Ведь изъятие ребенка из семьи почти всегда делает эту семью несчастной, а в новой семье ребенок будет тосковать по своим настоящим родителям. «Защитники детей» не могут объяснить, почему уровень детских самоубийств в приемных семьях в восемь раз выше, чем в родных. Для изучения проблемы детских самоубийств даже открыт научный институт.

Нельзя отрицать факт, что иногда детей действительно необходимо забирать из родных семей, но это крайняя мера, а в Норвегии это получило чрезвычайно широкое распространение благодаря применению принципа «презумпции виновности» в отношении всех родителей. Любой факт всегда толкуется против них. И, как было сказано выше, вокруг разлучения детей с родителями сложилась целая индустрия. Благодаря Barnevernet в Норвегии появилось то, что сами норвежцы называют «детский рэкет». Это когда ребенок заявляет родителям: «Если вы не купите мне новый айфон, я скажу, что вы меня бьете!» И страдают от этого даже самые идеальные семьи.

Норвежский политолог Мортен Якобсен так описывает положение в стране:

«Вначале у нас получили безграничную поддержку представители ЛГБТ-сообщества. Теперь при помощи Barnevernet мы создаем рай и для педофилов. Нигде не отдают так много детей чужим людям, как у нас. Все знают, что часть детей не свели счеты с жизнью, а погибли во время оргий. Только в наших СМИ про это писать не принято. Но тот факт, что мы занимаем ведущие позиции в мире по количеству BDSM-клубов (Bondage, Domination, Sadism & Masochism — связывание, господство, садизм и мазохизм), это подтверждает. Создали мы и рабство. Ни для кого не секрет, что дети, попавшие в мусульманские семьи, становятся там под страхом смерти фактически рабами. И при этом мы тратим огромные деньги и утверждаем, что все это ради счастья детей».

Болгарин Асен Градинаров, работающий в Норвегии, изумляется:

«Barnevernet делает практически то же, что делали турки в Болгарии во времена Османской империи, когда забирали детей от родителей, чтобы сделать из них янычар».

Другая точка зрения у норвежца Свена Харама.

«В частных беседах мы Barnevernet иначе как «детским гестапо» и не называем. Как гестапо забирало людей и без суда отправляло их в концлагеря, так и эта служба забирает детей без приговора».

  • «Брат»
  • «Война и мир»
  • «Дождь»
  • «Эхо Москвы»
  • «англичанин»
  • «государственные люди»
  • «масштабная девальвация»
  • «медея»
  • «особая кремлевская группа»
  • 11 сентября 2001 года
  • 1993
  • 54%
  • 86-ой размер
  • coming out
  • femen
  • happy christmas
  • inosmi
  • АКАДО
  • Абрамович
  • Ага!
  • Ад на Тверской
  • Адагамов
  • Азия
  • Алания. Голд-Сити.
  • Алания. На улице.
  • Александр Рыклин
  • Алишер Усманов
  • Альбац
  • Амстердам
  • Анджелина Джоли
  • Антон Винер
  • Арам Габрелянов
  • Аргентина
  • Афанасьевы
  • Бастрыкин
  • Бирюлево
  • Бобылев
  • Боженочка
  • Большой театр
  • Братство
  • Будапешт
  • В Крыму будет вода
  • ВАДА
  • ВДВ
  • ВКонтакте
  • Валенса
  • Валерий Зубов
  • Ванга
  • Ванька Переверзин
  • Верховный суд
  • Влад Монро
  • Владимир Маркин
  • Владимир Мау
  • Вова 6%
  • Восток — дело толстое
  • Гайдар
  • Гарри Каспаров
  • Гейдар Джемаль
  • Гнилуха.
  • Голландия
  • Грозный
  • Группы смерти
  • Дагестан
  • Дворкович
  • День выборов-2
  • Джоанна Роулинг
  • Ди Каприо
  • Дима Быков
  • Дмитрий Рогозин. Отставка.
  • Доренко
  • Дрогобыч
  • Дугин
  • ЕГЭ
  • ЕГЭ-Г
  • ЕС
  • Евгений Киселев
  • Европа
  • Едро
  • Ельцин
  • ЖЖ — смиренное кладбище
  • ЖК
  • ЖКХ
  • Жириновский
  • Зыгарь
  • ИГИЛ
  • Иван
  • Иван Айвазовский
  • Иерусалим
  • Илюмжинов
  • Ингушетия
  • Инсайдер
  • Иран
  • Ирина Винер
  • Иудейская война
  • КГБ
  • Кавказские орлы
  • Кадровское ханство
  • Кадыров
  • Каминер
  • Канада
  • Карфаген должен быть разрушен
  • Каспаров
  • Касьянов с любовницей в койке беседует о
  • Кипрский рай
  • Кириенко
  • Кирсан Илюмжинов
  • Китай
  • Китай — мировая свалка мусора
  • Константин Райкин
  • Константин Титов
  • Кремль в страхе. Менты заикаются
  • Крым
  • Крым-территория успеха
  • Крымнаш
  • Курбан-Байрам
  • ЛГБТ
  • ЛГБТ-принуждение
  • ЛГБТ-философия и политика
  • ЛГБТ-церковь
  • Леонид Волков
  • Леонид Парфенов
  • Ливия
  • Лубедев
  • Лужков
  • Людмила Путина
  • Людмила Улицкая
  • Лёня Развозжаев
  • МАИ
  • МКЖД
  • Мадведев
  • Мадонна
  • Маккейн
  • Маргарита Симоньян
  • Марина Юденич
  • Мария Захарова
  • Марьина роща форэва
  • Матильда
  • Медведев — банкрот
  • Мелания Трамп
  • Миллениум
  • Митрохин
  • Митрохин — наш кандидат!
  • Михаил Лесин
  • Михаил Прохоров
  • Молотов
  • Навальный
  • Навальный. Его финансы. Посадят или не п
  • Нассим Талеб
  • Настоящий мужской день рождения человека
  • Настя Ракова
  • Никита Белых
  • Новая Рига
  • Ново-Огарево — приют нелегалов
  • О
  • ООН
  • Обама разойдется с женой
  • Одесса
  • Олег Кашин
  • Олимпиада
  • Ольга Дергунова
  • Он ей надоел
  • Опера «Катерина Измайлова»
  • Оскар
  • Пальма да Мальорка
  • Панама
  • Пасха
  • Пелевин
  • Петр
  • Петр Ильич Чайковский
  • Петр Щедровицкий
  • Пионтковский
  • Познер
  • Польша
  • Поругалия
  • Прохоров
  • Путигн
  • Путин
  • Пхеньян
  • РБК
  • РЖД
  • РСН
  • Ройзман
  • Роснефть
  • Русская жизнь. символично
  • Рябцева-дура
  • СЖ
  • СМИ
  • СПИД
  • США
  • Савченко
  • Саудиты
  • Сбербанк
  • Сев.Корея
  • Северный Кавказ
  • Сергей Полунин
  • Сечин
  • Сирия
  • Словения
  • Смерть Сталина
  • Собянин
  • Собянин разбомбил Москву
  • Собянин-мудак
  • Собянин-сука
  • Сочи
  • Средняя азия
  • Стамбул
  • Столбов
  • Сурков-куратор
  • ТОП-менеджеры
  • Татарстан
  • Тимакова
  • Тимирязевка
  • Тинаканделаки
  • Тольяттиазот
  • Топорров
  • Трамп
  • Турция хочет в ИГИЛ
  • Украина
  • Улюкаев
  • ФБ
  • ФЛБ
  • Фейсбук
  • ХАМАС
  • Хасис и Тихонов
  • Хичкок
  • Хлестаков
  • Ходорковский
  • Царнаевы
  • Цукерберг
  • Чайка
  • Чечня
  • Чубайс
  • Шарапова
  • Эрдоган
  • Юлия Высоцкая
  • Юлия Латынина
  • Юнна Мориц
  • Якунин
  • Яндекс.Такси
  • а Меркель обанкротит ЕС
  • а земля одна
  • а олени лучше
  • а ты подбирай
  • а у Даши ноги кривые
  • абреки
  • авантюристы
  • автобусное сообщение
  • азеры — наши друзья
  • ай-яй-яй
  • акробат
  • актер в жизни и в кино
  • альфа-самец
  • американская глупость
  • американская провинция
  • американский миф
  • американское сало
  • анимэ
  • антидопинговые пробы
  • арбуз
  • арест Евтушенкова
  • арест Улюкаева
  • армянская мафия
  • атака клонов
  • аутсорсинг
  • аферы
  • бабка Меркель
  • бабка на велике
  • бабушки и ихние сиськи
  • бабушки-ракушки
  • багаж
  • база
  • балет «Майерлинг»
  • бандитизм на дороге
  • бараны
  • бегство из ФБ
  • бедные учителя
  • бедный еврей
  • бедняга Форбс тронулся умишком
  • бездельники
  • безработица
  • безъязыкие
  • белая мебель
  • бесконтрольная рожаемость
  • бескорыстная дружба мужская
  • бесфамильные боевики
  • бигмак
  • бизнес-вумен
  • биологическая бомба
  • благодарные чеченцы
  • ближе к земле
  • близкая оффшорка
  • блоги
  • бляди
  • блядство
  • богатые люди
  • боевое дежурство
  • болезнь
  • болезнь ауры
  • болезнь не лечится
  • болтун
  • больные
  • больные…
  • большая вода
  • большой секас
  • бомжи
  • боязнь старости
  • брак — величайший институт
  • братцы?
  • братья навек
  • британские педерасты
  • будьте вы прокляты со своими красными ел
  • бывает же…
  • бытовуха
  • в Академии
  • в Сочи забыли сделать канализацию
  • в горы!
  • в гроб!
  • в гробу
  • в зоопарке
  • в тесноте и в обиде
  • в шкуре неубитого врага
  • валерьянка
  • ваши отходы
  • вблизи Звенигорода
  • вбросы
  • ведьма
  • великая стройка
  • веревка для Березовского
  • веселуха
  • вещать так вещать
  • взгляд обывателя
  • взгляд под углом
  • взрыв в питерском метро
  • взять живьем
  • во-от!
  • вода в Черном море у берегов Крыма пахне
  • водовод в Казахстан
  • водолазный костюм
  • военная служба
  • военный мятеж в Таджикистане
  • война
  • война в Бирюлево
  • война или мать родна?
  • война между чурками
  • волнения в Турции
  • волонтерки
  • волосы
  • вон отсюда!
  • вонючка
  • ворота в АД
  • ворье
  • воспитание российских детей в духе «ебис
  • вот
  • вот будет интересно
  • вот и ладушки
  • вот и поговорили
  • вот тетка глупая
  • впустую
  • враг народа
  • враки-сраки
  • вранье кругом
  • все евреи
  • все как у людев
  • все они пидоры
  • всех на хер выселить
  • выборы
  • выборы в Украине
  • гады
  • гей бордель
  • гермафродиты
  • герои с рынка
  • гетто
  • гигиена
  • главная новость — конкурс красоты
  • главное — не беспокоиться
  • глупые люди
  • говно
  • говно и есть говно
  • говно собачье
  • говноеды
  • говняная сеть
  • голливуд
  • гомосексуализм
  • гомосексуализм Обамы
  • гормональные проблемы
  • горят битумные пески
  • государство Российское
  • гражданки России за рубежом
  • гражданская война
  • групповое изнасилование
  • группы смерти
  • грязная игра
  • грязные вонючие Тимченко
  • грязь
  • гульба
  • гулька с мулькой
  • гуманизм
  • гы-гы
  • дагестанские джентльмены
  • дагестанцы
  • дарственная народу моему
  • дача
  • два гэбуна
  • двадцатка
  • дебил
  • деньги
  • дерьмо
  • дети
  • дети Путина
  • дети нам не нужны
  • дети!
  • до полного взаимного уничтожения
  • доверяйте своему чувству
  • дождь
  • доктор лодырь
  • долгострой
  • долой расизм
  • долой технологии
  • допрос Абрамовича
  • дослужилась
  • достоевский
  • доходы
  • дочь Иванка
  • драки между зверьками
  • друганы
  • дружба
  • дружба народов
  • дружеская потасовка
  • друзья Чубайса
  • друзья встречаются вновь
  • дура Латынина
  • дура она и есть дура
  • дура полосатая
  • дура-баба
  • дурак
  • дураки
  • дурачок
  • дыра в балансе
  • евреи…
  • еврейские новости
  • еврейский бизнес
  • еврозона
  • европа
  • жалкая личность
  • жаль
  • жаль…
  • жара
  • жарища
  • жвачка
  • железные люди
  • жело акционеров ЮКОСа
  • желто-зеленые
  • жена полковника
  • жениться на модели
  • женские трусы
  • женщина крупная
  • жесть
  • жизненно важные лекарства
  • жизнь
  • жизнь в мусоропроводе
  • жизнь и судьба
  • жизнь с цветочками
  • жир
  • жирные люди
  • жисть
  • жисть и лубов
  • жить в своем мире
  • жопа
  • жопкин хор покидает сцену
  • жрать
  • жрачка
  • жулье
  • жульничество. обираловка
  • журнализм
  • журналист НСН Рубцов
  • журналист за копейки
  • журналисты
  • жуть
  • жывотность
  • жывотные
  • за наш счет
  • за партию мандавошечников
  • за что убиваемся
  • забытые фоты
  • завещание старого осла
  • зависть
  • зависть…
  • загадки
  • задним умом крепок
  • запрет на Первомай в Крыму
  • запретить большой спорт
  • запуск ракеты с космодрома Восточный
  • захват власти
  • зачем нам эта физкультура?
  • звезда
  • звезду купили?
  • здравствуй
  • земляки
  • зеркальце
  • золотая плитка
  • и стройной ножкой
  • и.о.
  • игры идиотов
  • идиотизм
  • идиотики
  • идиотки на службе человечества
  • из области дебилизма
  • израильтяне
  • инсульт
  • инсургенты
  • ислам
  • история живьем
  • иудеи
  • к/ф
  • кавказоиды Путина
  • кадастр
  • кадастровая оценка
  • каждому свое
  • кайф
  • как больно…
  • как было
  • как всегда
  • как их ни называй
  • как кур в ощип
  • как отличить мужчину от женщины?
  • какая эта Осень
  • какое говно эти турки
  • какой бред! и это Москва!
  • кальций Д-три
  • канализация
  • каннибалы
  • капремонт
  • картины
  • кассандризм
  • кат
  • качество
  • кердык
  • кердык долгосрочная депутатская виза
  • кино «Борис Годунов»
  • киношное
  • киргизы
  • китайцы
  • кишлакостан
  • клещи
  • конец воровской малины
  • кража русских детей
  • кросавчег
  • кто вы
  • куда?
  • кудрам- баран
  • курица и яйцо
  • лаванда…
  • лажа
  • лапищи
  • латышское гражданство
  • левые против правых
  • летнее
  • летнее время
  • лето с комарами
  • либералы
  • либеральная платформа
  • либеральная психология
  • ливневая канализация?
  • литература
  • литературное
  • личико
  • личные открытия
  • лишние мальчики
  • лохи
  • лучше поторговаться
  • любимый город!
  • любоеды
  • маразм крепчал
  • метеорологи
  • метла
  • мечеть
  • мечеть Кадырова
  • мечеть в Отрадном
  • мечта
  • мечты
  • мечты о конце света
  • мечты сбываются
  • мещанство
  • мигранты
  • миллион оттенков серого
  • министерские вирши
  • министры собянинского двора
  • мир
  • митинги
  • мне хорошо
  • многодетные
  • многонаселенные страны
  • мода 60-х
  • может
  • можно взять 15 литров мухоморской настой
  • можно себе пхволить
  • мозоли на руках
  • мой юный герой?
  • молодежь
  • московские кроты
  • мошенничество
  • мрак и ужас
  • мудаки и дороги
  • на даче
  • наводчица
  • навязчивость
  • надо обдумать
  • нае-лово
  • наркоманы в России
  • народ бессмертен
  • народная жисть
  • народная мудрость
  • народный протест
  • нарыв на теле России
  • население
  • насильники
  • нассать в глаза
  • настоящая жена
  • настроение
  • наука
  • началось
  • наша взяла
  • нашествие
  • наши друзья с Кавказа и Средней Азии
  • нашла себя
  • не верю
  • не все так плохо
  • не готова
  • не дотянуться до бабла
  • не надо забавляться людьми
  • негры
  • незыгарь
  • немного истории
  • непрофессионализм
  • но все же что-то могут
  • нововведение
  • новый посол в США
  • ноль градусов
  • норвежский политик
  • нормальные французы
  • норму хочу
  • ночная отставка ректора МАИ
  • ночь длинных ковшей
  • ночь длинных ножей
  • нравы Подмосковья
  • ну
  • нуфигегознает…
  • няня-мигрант
  • няня-узбечка убила ребенка
  • о хорошем
  • обезьяны с кораном
  • обеспечивают!
  • обижают
  • областное управление ФСБ
  • обман
  • обострение
  • обходной маневр
  • общаги Тверского района
  • овечки
  • овцеебство
  • один раз
  • озверение
  • омоложение
  • оппозиционное телевидение
  • определения «ватников»
  • отмаза
  • отмывка бабла
  • оффшорка
  • охранник Березовского
  • охуели
  • очаровашка
  • очередная «кущевка»
  • очнитесь хохлы
  • палатки
  • парадоксы цены
  • парк культуры
  • парковка
  • партизаны
  • партия изысканных людей
  • пару лет назад
  • паспарту
  • патриотизьм
  • педераст Лобков
  • педерастия в американской армии
  • педерасты
  • педерасты в образовании
  • педерасты во власти
  • педофилия?
  • пенсионная реформа
  • первое знакомство с США
  • первый пошел
  • перебежчики
  • переброска рек
  • перерасчет
  • перестать заигрывать с исламом
  • петушиный угол в парламенте
  • печатные СМИ
  • пидерастия
  • пидор
  • письмо журналистов Трампу
  • плата за войну
  • плохой вкус
  • подписка
  • пожары
  • пожары в Канаде
  • позднее раскаяние
  • пойди проверь
  • пока не поздно
  • поклонник исхуйства
  • покой
  • покойники
  • политика властей
  • политические геи
  • политические дебаты
  • политкорректное
  • политтехнолог на должности
  • полная мандела
  • полный рот поп-корна
  • помилование
  • помойка
  • пописать за рулем
  • попробуем поверить
  • порнуха
  • посольство США
  • потеря контроля и руководящей роли
  • правдивость
  • праведник
  • правительство
  • право на выражение своего гнева
  • право рожать
  • правозащитники
  • правоохранение кыргызов
  • православные исламисты
  • правосудие
  • предателю — петля
  • предсказатели
  • принудиловка
  • прославляющие турецкий флот
  • протесты против Трампа
  • против течения
  • прызыдент
  • психиатр дал справку маньку
  • публика
  • пусик тяф-тяф
  • пустобрех земли немецкой
  • пустословие
  • пусть подавятся
  • путешествия
  • путинская национальная политика
  • путинские девушки
  • путинские жлобы
  • путинский гуманизм
  • путинским путем
  • путинцы — это неудачники в погонах
  • рабовладельческое общество
  • рабы
  • рабы России
  • радио Свобода
  • радость жизни
  • разводка
  • разгромы
  • раздавить гадину
  • размер
  • размечтались
  • разные судьбы
  • разорвали тигры в первые три дня
  • ракушки-херушки
  • реновация. Собянин
  • розница печатных изданий
  • русский футол
  • рыночные вы наши
  • самая грязная страна в мире
  • самолет
  • самолеты
  • саморазоблачение
  • самострок
  • самоубийство?
  • самоуправление
  • сантехник
  • сарай
  • сбыча мечт
  • свадьба
  • свет
  • светофор
  • свобода
  • свобода творчества
  • святые
  • сделанные в Израиле в марте 2014 года
  • сделано в ФСБ
  • секрет фирмы
  • секс по-банкирски
  • секта методологов
  • сервер
  • сердце России
  • сестры Савченко
  • сетевые проекты
  • сидящие в тюрьме
  • смерть гея
  • смешные люди
  • собянинское море
  • сомнение
  • сомнительные удовольствия
  • сообщения спецслужб
  • сочинители
  • спаси и сохрани!
  • спокойный сон
  • спорт-отель
  • справедливость
  • срам
  • ссылочка
  • старик неуловимыч
  • старуха-смерть
  • старые фото
  • стервятники
  • страна-призрак
  • страшила
  • страшилка Кэрри
  • страшно
  • страшнота
  • страшный кризис
  • стрелять полезно
  • студент Бауманки
  • стук-стук
  • стыд
  • судьба
  • сынки
  • телевидение умерло
  • темы
  • теплее
  • теракты с муслимскими именами
  • терминатор
  • тесные связи
  • типично восточное вранье
  • типичные четы пидераста
  • тихое место
  • тогда
  • тожероссияне
  • только за одну избирательную кампанию на
  • только хорошее
  • тольяттиазот
  • тонкая штучка
  • травить баб
  • транспорт
  • трахаться с пони
  • трезвая Маргарет
  • трезвости прошу
  • три мудреца в одном тазу пустились по мо
  • троянский конь
  • трудовые мигранты
  • трупы
  • трусы
  • туда-сюда
  • тупая б.
  • тупые перья
  • ума палата
  • умище
  • умора
  • умственная отсталость
  • унуки
  • уныло
  • уровень компетенции ФБ
  • успехи
  • успокоятся?
  • усрутся
  • утилизовать
  • уточки
  • утром ЖЖ был в жопе
  • учат воровать
  • уютненько
  • фальсификаторы истории
  • фамильные черты
  • фанера
  • фейсбук
  • фейсбук — это грязь и концлагерь
  • философия
  • финансы
  • фокстротик
  • фонд капитального ремонта
  • футбол
  • футурология
  • х-ня какая-то
  • хавают
  • халтура
  • халтурщики
  • ханжи
  • харизма
  • хватит срать!
  • хиджаб
  • хиджабы
  • холодеют ноги
  • холст
  • хороший вечер
  • хохлы
  • хочу пионов
  • хреночки
  • хрень
  • худеть
  • цветочки
  • цветы
  • цветы желтые
  • цензура
  • цензура в ФБ
  • цирк пидоров
  • цитатничество
  • цугцванг
  • цукерберг
  • цукерберг — пидарас
  • цукерман
  • человек
  • чем?
  • чемодан без ручки
  • через прицел винтовки
  • чернобыльское мясо
  • черт
  • чеченский адвокат
  • чеченцы
  • чечены
  • чисто внешне
  • член
  • чокнутые
  • чудеса
  • чудесная мать
  • чужбина
  • чукча не читатель
  • чума
  • шаблоны
  • шайтан-сакля
  • шведские яйца
  • шиза
  • шизофрения
  • шляпка
  • шоссе по-русски
  • шпалы
  • шпионаж
  • шпионы
  • щуплый Горячев
  • экология
  • экономика
  • эксперименты над собой
  • экстремальные развлечения
  • эпидемия менингита
  • эта земля была нашей
  • этнолог
  • это мои жалкие достижения
  • это надолго
  • это нереальная красота
  • это х-й
  • этот Сноуден
  • я им счастья желаю
  • я плакаль
  • я плачу
  • яйца всмятку
  • японцы
  • ячейки Сбера
  • ё-моё!

Секс с детьми в скандинавских странах – дело обыкновенное

Норвегия – страна фьордов. И педофилов?

Автор – Игорь Пшеничников

В Норвегии случилось то, чего трудно было ожидать. Власти сделали достоянием широкой общественности информацию, о которой все знали неофициально, но никто не осмеливался говорить об этом публично. Полиция норвежского города Берген объявила о раскрытии в стране широкой подпольной сети педофилов.

Наличие сети педофилов не вызывала бы у норвежцев и у иностранцев, живущих в Норвегии, такого ужаса, если бы в Норвегии одновременно с этим не было бы другого ужаса – отлаженной государством системы насильственного изъятия детей из родных семей и передачи их в приёмные однополые семьи, откуда ребёнок уже практически не может вернуться обратно. Норвежцы видят прямую связь между «неожиданно» вскрытой подпольной сетью педофилов и государственной системой насильственного отъёма детей.

Шокирующая пресс-конференция

На пресс-конференции полиция сообщила об аресте на западе Норвегии 20 человек, причастных к преступлениям этого рода. Будет арестован ещё 31 человек. Было заявлено, что это «самая крупная операция, когда-либо проведённая норвежской полицией». Подозреваемых в педофилии задержали, благодаря данным, полученным от ФБР США, специалисты которого взломали сайт для любителей детской порнографии в закрытой части Интернета – так называемом «Даркнете».

Сеть педофилов только в западной Норвегии насчитывает более 5500 человек! Выяснилось, что через «Даркнет» педофилы не только обменивались детской порнографией, но и реально планировали преступления на сексуальной почве против детей. Были конфискованы электронные носители с 150 терабайтами детской порнографии. Полиция привела даже такой факт: насилие над младенцем совершал его собственный отец совместно с другими педофилами.

Все знали давно, но для министра юстиции это новость

Министр юстиции Норвегии Андерс Анундсен (Anders Anundsen) заявил в связи с этим: «Дело, которое расследуется, свидетельствует о том, что проблема имеет в Норвегии очень глубокие корни, это вызывает тревогу». Министр юстиции добавил ещё одну существенную деталь: «Важно, чтобы жертвы этих преступлений чувствовали себя уверенными в том, что получат помощь… Мы видим, что число заявлений о таких преступлениях резко растёт. И это потому, что растёт доверие к полиции». Значит, ей не доверяют. Не доверяют властям, государству.

Министр, как об открытии, говорит, что проблема имеет в Норвегии глубокие корни. Однако все «местные» давно знают, что в Норвегии процветает педофилия. Я лично могу об этом свидетельствовать, поскольку довелось много лет работать в Норвегии корреспондентом и, соответственно, доверительно общаться с норвежцами, которые в частных беседах этого не скрывают.

Но сама по себе повальная педофилия среди сограждан не смущала бы так норвежских родителей, если бы в стране не существовало государственной Службы опеки над детьми, известной во всем мире как Barnevern, которая распределяет детей по однополым семьям, где дети могут подвергаться сексуальному насилию. Те норвежцы, которые являются сторонниками традиционной семьи, не раз говорили мне, что норвежские геи – это чаще всего скрытые педофилы. В силу закона, эти «геи», конечно, пока не могут открыто заявлять о своих пристрастиях, но делают всё, чтобы обеспечить себе позиции во власти и продвинуть нужные им законы.

Что такое Barnevern?

Служба опеки над детьми Barnevern входит в систему норвежского министерства по делам детей и равноправия. Эта служба изымает детей из родных семей, в частности, за «принуждение исповедовать религию»; за, что родители «слишком сильно любят» своих детей; за то, что родители заставляют детей делать школьные уроки или мыть посуду и т.п. В лучшем случае, с ребёнком могут разрешить видеться раз в полгода в течение получаса и под присмотром надзирателя из Barnevern.

Формально дело выглядит так: изъятый из родной семьи ребёнок передаётся в частный детский дом или в приёмную семью, которые получают государственное пособие на каждого приёмного ребёнка. Это пособие в десятки раз превышает реальные обоснованные расходы на детей. Это очень доходный бизнес.

По данным Центрального статистического бюро Норвегии, в стране постоянно растёт число детей, «в отношении которых принято решение о попечительстве». Если в 2013 году в Норвегии насчитывалось 53150 детей, изъятых из их родных семей, то в 2015-м их было уже 53439. Норвежские власти фактически способствуют изъятию малолетних детей из родных семей и щедро оплачивают их пребывание в приемных семьях и частных детских домах. Но финансовая сторона – не главная.

Всех изъятых детей – в однополые семьи

В Норвегии законом закреплено право любых брачных союзов, в том числе и однополых, усыновлять детей, о чём можно узнать на сайте норвежского правительства. Власти Норвегии не говорят о психологических травмах, которые испытывают такие изъятые из своих семей дети и их родители. Они говорят о том, как сделать так, чтобы эти дети попали именно в однополые приёмные семьи.

Норвежские лесбиянки с приёмным ребёнком

Barnevern призывает членов однополых союзов усыновлять детей, изъятых из родных семей и находящихся в распоряжении этой службы. Вот тому документальное свидетельство: в 2012 году ведущая норвежская газета Aftenposten писала: «Проводя информационную кампанию с помощью фильмов, статей и в соцсетях в Интернете, Barnevern надеется, что многие гомосексуальные пары подадут заявки, чтобы взять приёмного ребёнка. Только в этом году передачи в приёмные семьи ожидают 1000 детей».

В этой же статье приводятся слова высокопоставленного представителя Директората по делам детей, молодёжи и семьи (в системе министерства по делам детей и равноправия, куда входит и Barnevern) Мари Трумланд (Mari Trommald): «Многие дети, которых планируется передать в приёмные семьи, подходят именно для однополых пар. У нас такое впечатление, что в этой категории есть крепкие семьи, которые хотят воспитывать детей».

А уже в 2016 году этот департамент сообщил, что намерен «рекрутировать однополые пары для усыновления детей… В списке ожидания осталось 200 детей». Значит, большую часть детей, бывших в руках Barnevern, однополые пары уже разобрали.

Так почему Barnevern призывает геев усыновлять детей, отобранных у нормальных семей? Разве детям с родными мамой и папой хуже?

Всё просто. Министерство по делам детей и равноправия, в систему которого входит Barnevern, до 2012 года возглавлял открытый гей Одун Люсбаккен (Audun Lysbakken). На пост министра он был приглашён премьер-министром Йенсом Столтенбергом (с 2005 по 2013 гг.), который ныне «служит» генсеком НАТО.

Как писала влиятельная газета «Верденс ганг», будучи министром, О. Люсбаккен организовал выделение из госбюджета 13 млн. норвежских крон (2 млн. долларов) в фонд «Реформа», который реализует программу гомосексуального «образования» норвежских детей. При этом он сам был руководителем этого фонда с 2006 по 2008 год. С 2013 года Люсбаккен – лидер фракции Социалистической партии «Венстре» в норвежском парламенте.

Мир протестует против норвежской Barnevern

Между тем, проблема с изъятием детей в Норвегии вышла далеко за границы этой страны. Поскольку детей изымают в том числе и из иностранных семей, живущих в Норвегии, то они-то и создали международное общественное движение «Stop Barnevernet».

16 апреля 2016 года «Stop Barnevernet» провело одновременно пикеты и митинги у норвежских посольств и консульств в 20 странах мира и в 65 городах – в том числе и в Москве – под лозунгом «Остановите торговлю детьми в Barnevern». В них приняли участие около 50 тысяч человек (фото ниже). Поводом для этой акции послужило изъятие у проживавшей в Норвегии румынской семьи Бондариу сразу пятерых детей. Об этих акциях сообщала даже британская BBC. Российские СМИ почему-то молчали.

Эта проблема привлекла к себе внимание Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге, который начал расследование по семи жалобам родителей, у которых отняты дети.

«Разноликая любовь» – как основа политики Норвегии

Основой политики современного норвежского государства является так называемая «идеология гендерного равенства», которая де-факто признаёт право педофилов «на любовь». Это отрицается юридически. Но фактически эта идеология признаёт, что в половом отношении все имеют право на всё.

Даже Норвежская лютеранская церковь в апреле этого года приняла «историческое решение» венчать однополые браки и написать для этого специальную церковную службу. В условиях такого «полного раскрепощения» остаётся только делом времени, когда педофилия в Норвегии будет официально узаконена.

Норвежское государство – от детских садов и школ до госучреждений – буквально пропитано духом «нетрадиционной любви». Сторонники традиционной семьи в меньшинстве и боятся поднять свой голос. Да и как возразишь, если центральная и местные власти принимают обязывающие документы в защиту прав секс-меньшинств типа «плана действий борьбы против дискриминации» гей-сообщества, который утвердили власти коммуны города Берген. В этом документе, который я взял лишь в качестве одного из многочисленных примеров, говорится, что «школе, как месту, которое охватывает детей и молодёжь, отводится важная роль в качестве распространителя этих знаний и отношений».

Что могут сделать сторонники традиционной семьи, если посты в высших эшелонах власти Норвегии занимают лица, открыто признающие себя «геями», но при этом, как сказано выше, скорее всего педофилы.

В мае 2008 года (то есть, в период премьерства того же Й. Столтенберга, при котором трудился О. Люсбаккен) в Музее истории культуры в Осло состоялась презентация книги «Gay kids – Kule barn som også finnes» – «Дети-геи – особые дети, которые тоже существуют» (для редакции – см. фото).

В этой книге собраны детские фото и воспоминания ведущих норвежских политических и государственных деятелей, которые определили себя как геи с раннего возраста. Среди них – бывший министр финансов Пер-Кристиан Фосс (Per-Kristian Foss), известная на всю страну ЛГБТ-активистка Карен-Кристин Фриеле (Karen-Christine Friele), директор Норвежского совета по культуре Анне Осхейм (Anne Åsheim), председатель городского правительства Осло Эрлинг Лае (Erling Lae) и многие другие.

Случайно ли, что в такой среде возникла организованная сеть педофилов?

Конечно, нет. Люди, жившие в Норвегии и знакомые с ситуацией в Норвегии, на условиях анонимности говорят, что между организованной сетью педофилов и тем, что в Норвегии изъятие малолетних детей из родных семей поставлено государством на поток, существует прямая связь. Сведения о сети педофилов в Норвегии вообще никогда бы не всплыли на поверхность, если бы не внешнее вмешательство в лице ФБР. Но можно не сомневаться, что произведённые аресты – это лишь сброс лишнего пара. Дальше ареста «мелких рыбёшек» дело не пойдёт.

«Vaga-saken» – Дело муниципалитета Вого

И чтобы окончательно понять, насколько высоко в Норвегии сидит педофильное лобби, приведу такой факт. Мер муниципалитета Вого в норвежской провинции Оппланн – Руне Эйгард (Rune Øygard) – в декабре 2012 годa был осуждён за педофилию. Он совратил 13-летнюю девочку и имел с ней связь в течение двух лет, обманывая её родителей и оказывая на неё давление, чтобы та молчала.

Дело было бы тривиальным для Норвегии, если бы Р. Эйгард не был близким другом и соратником по Норвежской рабочей партии бывшего в ту пору премьер-министром Норвегии всё того же Йенса Столтенберга – нынешнего генсека НАТО. Столтенберг должен был проходить по делу свидетелем, поскольку знал об «отношениях» между своим другом и малолетней девочкой. Этого требовала адвокат потерпевшей.

Знакомство Столтенберга с этой «парой», как пишут, должно было оправдать появление Эйгарда с девочкой на людях. Норвежская пресса широко растиражировала слова Столтенберга о том, что он «принимает отношения» между своим другом и девочкой, «потому что возраст не имеет для любви никакого значения».

Между тем, Столтенберг избежал вызова в суд. Прокурор заявил, что для вызова Солтенберга в суд «нет нужды». После вынесения приговора, Столтенберг поспешил отмежеваться от своего друга, назвал решение суда по этому делу «серьёзным», сказал Р. Эйгард «подорвал доверие избирателей» и посоветовал ему подать в отставку. Было сделано всё, чтобы «не замарать» премьер-министра. Прокурор спас Столтенберга от необходимости давать унизительные объяснения, которые были бы растиражированы всеми газетами. Р. Эйгарду заткнули рот, дали четыре года тюрьмы, а в 2015-м он уже вышел на свободу.

Но это не меняет дела. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Кто вы, господин Столтенберг? Что с тобой, Норвегия?

Впрочем, в соседних Швеции, Дании и Финляндии – то же самое, о чём свидетельствует действующий в Швеции Комитет по правам человека в скандинавских странах. Достаточно прочитать запрос, который этот Комитет направил в Совет Европы , «о проведение тщательной проверки по факту повсеместного распространения в Скандинавских странах практики изъятия детей из семей».

Источник

Зарубки на память…

«Норвежский министр Инга Марте Тхурдкильдсен сообщила, что в Норвегии существует социальная традиция – инцест»

Ювенальная юстиция – это грязный бизнес

Тёмные схемы Ювенальной Юстиции в Германии

Что ждёт Россию? Ювенальная юстиция в США

Ядвига о ювенальном беспределе в Великобритании, рассказ родителя

Антиутопия «МУТНОЕ ВРЕМЯ», 1 серия

Ещё видеоматериалы о ювеналке в Мире

«Как живёт Франция»

«Как живёт Норвегия»

«Как живёт Швеция»

«Финская ювенальная юстиция»

«Как живёт Германия»

«Жертвы ювенальной юстиции в Германии»

«Ювенальная юстиция – охота на детей. Опыт Европы»

«Ювенальная юстиция в России, Германии, Скандинавии, Австралии»

Опека по-норвежски: «У нас забрали четырёх детей… а потом и пятого»

История молодой супружеской четы в Норвегии, у которой государство забрало пятерых детей — якобы за жестокое обращение, — вызвала жаркие споры как внутри страны, так и за её пределами по поводу действующей практики защиты прав несовершеннолетних.

Многие люди, в том числе ведущие норвежские специалисты, глубоко возмущены произошедшим и утверждают, что часто работники социальных служб слишком быстро изолируют детей от родителей, без достаточных оснований, особенно если речь идёт о семьях иммигрантов.

Привычный ход жизни Рут и Мариуса был нарушен в ноябре прошлого года, когда однажды, в понедельник, к их дому, расположенному на ферме в удалённой провинции, внезапно подъехали две чёрные машины.

Трое детей — мальчики пяти и двух лет от роду, а с ними и самый младший, трёхмесячный младенец, — в этот момент находились в большой светлой гостиной, окна которой выходят на фьорд.

Рут, как обычно, ждала школьный автобус, который должен был привезти домой их старших дочерей, восьми и десяти лет.

Но в тот понедельник он так и не пришёл. Вместо него Рут увидела два незнакомых автомобиля. Один проехал по дороге мимо, другой свернул на гравийку прямо к ферме, и в дверь дома постучала женщина из местных органов опеки.

Она сообщила, что Рут вызывают на допрос в полицию. А ещё — что вторая машина увезла её дочерей в приют и теперь Рут должна отдать ей и двух старших сыновей, которые отправятся туда же.

На следующий день чёрные машины появились снова. Супруги обрадовались, решив, что вчера произошла какая-то чудовищная ошибка, а теперь их детей привезли им обратно.

Они ошибались. Из машин вышли четверо полицейских, которые забрали последнего ребёнка, трёхмесячного младенца.

Публикация подробностей этой истории привела к волне протестных выступлений по всему миру.

Тысячи людей вышли на демонстрации в поддержку Мариуса и Рут в десятках городов, на четырёх континентах. Участники акций протеста обвиняли норвежскую систему органов опеки (Barnevernet) в похищении детей — не только из этой семьи, но и во многих других подобных случаях.

Однако история Мариуса и Рут не так проста, как представляется многим демонстрантам.

Родителей подозревают в применении к детям телесных наказаний, а это в Норвегии категорически запрещено законом.

Мы сидим в гостиной, уставленной давно заброшенными игрушками. Рут, работающая детской медсестрой, чьи предки жили тут на протяжении нескольких поколений, и Мариус, компьютерщик из Румынии, рассказывая о произошедшем, с трудом сдерживают слёзы.

Рут признаёт, что иногда шлёпала детей, но тут же уточняет: «Не каждый раз, когда они что-то натворили, а так, иногда».

«Когда их осматривали врачи, на них не нашли никаких следов от избиений, ничего такого — они были в порядке, в полном порядке, — рассказывает она. — Но норвежский закон суров, там чётко, в мельчайших деталях прописано, что любое физическое воздействие запрещено, а мы понятия не имели, что он настолько строг».

Адвокат супружеской пары не разрешает мне расспросить Мариуса и Рут более подробно, потому что в отношении них по-прежнему ведётся расследование.

Выслушать версию официальных властей тоже невозможно, поскольку сотрудники органов опеки не комментируют индивидуальные случаи, ссылаясь на защиту персональных данных детей.

Однако сторонники супружеской пары обеспокоены не только и не столько тем, как у Мариуса и Рут забрали детей, сколько тем, как события разворачивались дальше.

Детей временно распределили в три приёмные семьи: отдельно мальчиков, отдельно девочек, отдельно младенца. На то, чтобы объехать всех детей и пообщаться с ними, — конечно же, под строгим надзором органов опеки, — у Мариуса и Рут уходит восемь часов.

По словам родителей, изначально сотрудники соцслужб обещали им провести встречу, вскоре после того злополучного понедельника, и обсудить условия, на которых им вернут детей. Однако встреча состоялась значительно позже, и цели у неё были совершенно другие.

«К тому времени мы уже обратились к помощи семейного психолога, чтобы быть готовыми исправить любые возможные ошибки, — рассказывает Мариус. — Но на той встрече на наш план даже не захотели смотреть. Собственно, нам заявили, что встречу проводят только для того, чтобы сообщить нам о подаче иска для разлучения нас с детьми уже на постоянной основе».

Кампания в поддержку супружеской четы особенно сильна на родине Мариуса, в Румынии, а также в евангелических общинах по всему миру, поскольку и он, и его жена — протестанты-пятидесятники.

Правообладатель иллюстрации Alamy

Многие сторонники Мариуса и Рут уверены, что те стали жертвами дискриминации по религиозному и национальному признаку.

Аналогичные масштабные акции протеста проводились и по поводу других семей иммигрантов, из которых норвежские власти насильно забирали детей.

Один случай, в котором была замешана чешская семья, даже привёл к крупному дипломатическому скандалу между Чехией и Норвегией. Чешский президент Милош Земан сравнил действия норвежских органов опеки с поведением нацистов — представители министерства Норвегии по делам детей назвали его слова полным абсурдом, который даже не заслуживает комментариев.

Однако участники акций протеста обращают внимание и на случаи, когда детей изымают и из полностью норвежских семей, без каких-либо адекватных обоснований или попыток найти альтернативное решение проблемы.

170 ведущих норвежских специалистов по защите прав детей — адвокаты, психологи, соцработники — написали открытое письмо министру по делам детей, а котором Barnevernet описывается как «не справляющаяся со своими обязанностями организация, совершающая очень серьёзные ошибки с далеко идущими последствиями».

Один из авторов письма, психолог Эйнар Салвесен, говорит об органах опеки так: «Там очень не хватает того, что я бы назвал человеческим фактором. Недостаёт эмпатии, сочувствия, которое создавало бы атмосферу, располагающую к тому, чтобы люди чему-то учились… Это больше похоже на полицейские рейды: первым делом мы должны разобраться, что с вами не так».

Норвегия традиционно гордится огромными ресурсами, которые страна выделяет для защиты прав детей.

В 1981 году она стала первой страной в мире, где была введена должность детского омбудсмена — независимого чиновника, отвечающего за соблюдение прав ребёнка. С тех эту практику переняли все страны Евросоюза и многие государства за пределами ЕС.

Сотрудники системы органов опеки Barnevernet подчёркивают, что в подавляющем большинстве случаев при подозрении на какие-то нарушения в семье родителей не разлучают с детьми. Наоборот, специалисты социальных служб работают со взрослыми, чтобы сохранить семью.

Однако число детей и подростков, помещённых в Норвегии под опеку, выросло с 2008 по 2013 год в полтора раза. Частично это можно объяснить реакцией на громкую трагедию 2005 года, когда восьмилетний мальчик по имени Кристоффер был до смерти избит своим отчимом.

Сейчас в большинстве рассматриваемых дел нет ни слова о насилии со стороны родителей, алкоголизме или наркотической зависимости. Теперь самая распространённая причина помещения детей под опеку — просто «недостаток родительских навыков».

Именно так, в двух словах, объяснили причину сотрудники Barnevernet молодому норвежцу Эрику и его жене-китаянке, забирая у них под опеку четырёхмесячную малышку в Бергене.

Image caption Эрик (справа) с отцом Ингве (в центре) и сестрой

На сделанных родителями домашних видеозаписях видно, как девочка лежит в кроватке, явно реагируя на окружающее и отвечая на родительскую заботу.

Однако сотрудники Barnevernet заявили: тот факт, что малышка не смотрит в глаза, и ряд других факторов указывают на то, что у неё серьёзные психологические проблемы. По словам работников соцслужб, родители не были в состоянии удовлетворить эмоциональные потребности девочки — частично из-за того, что её мать «депрессивна», а Эрик, как выразился один из сотрудников опеки, «умственно недоразвит».

При этом у самого Эрика никогда в жизни не диагностировали никаких отклонений, — разве что однажды в детстве отметили небольшой недостаток кратковременной памяти. А саму малышку соцслужбы никогда не обследовали в клинических условиях, чтобы установить, действительно ли у неё имеются какие-либо нарушения и, если так, есть ли в этом хоть какая-то вина родителей.

Буквально за несколько дней до того, как органы опеки начали срочное расследование в отношении этой семьи, девочку осмотрел местный врач и не нашёл никаких отклонений в её развитии.

Однако об этом даже не было упомянуто на судебном слушании, где было утверждено решение забрать малышку под опеку. Более того, по словам дедушки девочки Ингве, семье вообще не дали представить в суде никаких доказательств в свою защиту, чтобы попытаться её вернуть.

Image caption Внучка Ингве (по закону мы не можем показать вам её лицо)

«Мы подготовили огромный отчёт о сильных и слабых сторонах моего сына с точки зрения психологии, но его не упомянули ни одним словом, — рассказывает он. — Они просто закрывают глаза и говорят, что могут полагаться только на свидетельские показания и заключения людей, работающих на органы опеки».

Вот уже на протяжении нескольких лет Ингве, возглавляющий в Бергене норвежский государственный архив, безуспешно пытается убедить местные власти и отдать внучку под опеку ему и его жене Бенте, профессиональному фотографу.

В прошлом типичный представитель норвежской элиты — на свою должность Ингве был назначен лично королём Норвегии, — теперь он выступает с жёсткой критикой в адрес норвежской системы соцзащиты и охраны прав детей.

«Я жил в полной уверенности, что в Норвегии лучшая в мире система защиты прав ребёнка, — об этом неустанно твердит ООН, — и вдруг я обнаружил, что это не так», — говорит он.

«Сначала я решил, что наш случай — один на миллион. Такого безумия просто больше не может быть. Но потом, после того как я выступил в связи с этим делом по телевизору, со мной стали связываться другие люди, много людей, которые рассказали мне свои истории, даже похлеще нашей», — продолжает Ингве.

«Я высокопоставленный госслужащий и по идее должен защищать норвежское государство, и обычно я его защищаю, но тут что-то явно не то», — заключает он.

Ингве полагает, что поначалу его внучка привлекла внимание социальных служб потому, что с самого рождения за ней частично ухаживала бабушка-китаянка, давая возможность матери ребёнка отдохнуть. Это весьма распространённая практика в Китае, но довольно необычная для Норвегии, и Ингве считает, что это вызвало подозрение со стороны органов опеки.

«Думаю, дело тут в непонимании и невосприятии норвежцами других культур, — говорит он. — У сотрудников Barnevernet собственные представления о норме».

Когда расследованием этой истории занялись норвежские СМИ, один из журналистов подсчитал, что из семей, в которых мать приехала в Норвегию из-за рубежа, детей забирают в четыре раза чаще, чем у коренных норвежцев.

Однако прямых доказательств того, что культурные различия сыграли какую-либо роль в историях с внучкой Ингве или детьми Мариуса и Рут, нет, а норвежские власти категорически отвергают возможность подобной дискриминации.

Заместитель министра по делам детей и вопросам равенства Кай-Мортен Тернинг говорит, что не понимает, почему по всему миру проводятся акции протеста против его страны.

«У нас не так много детей находится под альтернативной опекой, по сравнению, скажем, с другими странами Северной Европы», — говорит он.

По его словам, после упомянутого выше открытого письма, подписанного 170 специалистами по работе с детьми, в министерстве решили устроить «широкий пересмотр политики социальной защиты детей, чтобы выявить недостатки и принять на вооружение передовой опыт».

«Мы должны учиться приходить на помощь семьям на более ранних этапах, оказывать им поддержку, потому что задача соцзащиты детей — это именно помощь, и в основном наши сотрудники занимаются как раз тем, что помогают людям стать лучшими родителями», — поясняет Тернинг.

Он не может комментировать историю Мариуса и Рут — как и любой другой индивидуальный случай, — но на вопрос, действительно ли лёгкие телесные наказания могут послужить достаточной причиной для того, чтобы забрать ребёнка в приют, он отвечает: «У нас есть различные программы для родителей, где их учат обходиться без телесных наказаний… Но родители должны знать законодательство Норвегии и подчиняться ему на территории нашей страны, независимо от своего происхождения».

Через четыре с лишним месяца, за которые Рут уже привыкла дважды в неделю сцеживать грудное молоко в бутылочку, чтобы отвезти её своему младшему сыну — два часа езды в одну сторону, — на прошлой неделе мальчика ей внезапно вернули.

Однако они не ждут со стороны властей никаких дальнейших действий по поводу остальных четырёх детей — во всяком случае, не раньше, чем пройдёт судебное слушание, намеченное на конец мая.

«Мы хотели бы объяснить детям ситуацию, — говорит Рут, собираясь на очередную встречу под бдительным оком сотрудников соцзащиты, — но мы не можем, потому что нам запрещено обсуждать с ними наше дело».

«Они даже не знают, с каким трудом мы скрываем наши чувства, — добавляет она. — Потому что на встречах со старшими детьми нам говорят ни в коем случае не показывать грусти, так как это может их расстроить. Поэтому нам приходится сдерживать слёзы — по крайней мере, до тех пор, пока их не выведут за дверь…»

Ювенальная инквизиция: у россиян в Европе без суда и следствия отняли 129 детей

В российском МИД прошли закрытые консультации с участием уполномоченного по правам ребенка при президенте России и представителей Следственного комитета. Поводом для них стали участившиеся случаи незаконного разлучения российских детей с родителями за рубежом. В Норвегии и Финляндии, только за последние три года у россиян были изъяты 129 детей.

Времени на размышления у Натальи Сухановской не было, даже вещи собирать не стала: с 10-летней Настей первым же самолетом бежала из Тромсё. Потому что печально известный Барневерн к ним уже приходил по анонимному доносу. Якобы, русские мама и папа Настю воспитывают «не по-норвежски». Каким чудом после допроса родителей ребенка вернули в семью? Обычно без суда и следствия малышей мгновенно передают в приемные семьи.

«Кто-то может донести даже из соседей или друзей. Никто не придет, не поговорит с тобой. И дело сразу передают в Барневерн. Мы 4 месяца жили и не знали, что есть дело, что наблюдают за нами. После границы Настя теперь в безопасности. Она говорит: мамочка, ты меня никому не отдашь?» – рассказывает бежавшая из Норвегии с дочерью Наталья Сухановская.

Настя с мамой в России, но в Норвегии остался папа — в королевстве они жили и работали 7 лет. Об очередном произволе социальных служб уже знают в консульстве.

Случай с Настей дополнил список уполномоченного по правам ребенка Павла Астахова. 14 ноября он передал в МИД и Следственный комитет России справки обо всех изъятых российских детях в Норвегии и Финляндии. Цифры ошеломляющие.

«На сегодняшний день таких детей изъято 55 за срок примерно 2,5 года. 32 семьи пострадали от действий службы защиты детей Норвегии. По Финляндии на сегодняшний день примерно за три года изъято 74 ребенка из 48 российских семей. Такой список тоже был передан сегодня Следственному комитету Российской Федерации», — пообещал уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов.

10-летняя Диана Фомина уже несколько дней живет в финской семье, где она седьмой приемный ребенок. Ее увезли прямо с урока — девочка рассказала в школе, что мама ее отругала и не купила собаку и велосипед.

Насилие — решили социальные службы. Родную дочь родители не могут даже видеть — это политика органов так называемой защиты детей, потому что, по мнению финских властей, если дети плачут и скучают по родителям — значит, родители ими манипулируют.

«Мне разрешают один раз в сутки звонить ей. Также и папа звонит ей один раз в сутки. И можно только на нейтральные темы говорить», — поясняет мать Дианы Александра Фомина.

Против Александры Фоминой возбуждено уголовное дело. Якобы она избивала собственного ребенка. Ювенальная юстиция не требует доказательств — достаточно подозрений, а институт родительских прав в Финляндии вообще отсутствует — так что детей забирают быстро, без суда и следствия.

«Главное преступление Александры Фоминой – то, что она русская. Есть предрассудки. Сложившаяся ситуация в Европе русофобская. Есть даже официальная рекомендации финского министерства здравоохранения, что в России на государственном уровне даже рекомендуют системно избивать собственных детей. Это якобы в России норма», — раскрывает дремучие финские представления о России правозащитник Йохан Бекман.

В России Следственный комитет начинает проверку, а в ближайшее время должен квалифицировать случаи изъятия детей в Финляндии и Норвегии — международное похищение или незаконное усыновление. Вопрос о возбуждении уголовного дела пока остается открытым, как остаются у чужих и говорящих на другом языке родителей десятки российских детей.

5-летнего Оскара мама не видела уже больше месяца. Мальчик живет в норвежской семье, которая получает от правительства пособие — 500 тысяч крон. Это три с половиной миллиона рублей в год.

У родителей его отняли из-за молочного зуба, который шатался, и мама его аккуратно вырвала.

Дети между Европой и Россией.. Это страшно представить, если это правда… Читать всем!

Читать много, но прочитать нужно!

14071

0

ЧТО НА НАС ДВИЖЕТСЯ, ИЛИ КОШМАР СОВРЕМЕННОЙ ЕВРОПЫ

В своём интервью газете «Завтра» Ирина Бергсет, ставшая жертвой норвежской содомитской мафии, рассказывает о «светлом будущем» европейцев, которое хотят навязать и России: «Есть в Норвегии некая народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям»

«ЗАВТРА». Ирина, расскажите, как вы попали в Норвегию, и какое впечатление произвела на вас эта страна?

Ирина БЕРГСЕТ. В 2005 году в Москве я вышла замуж за гражданина Норвегии. Моему сыну было тогда 7 лет. Мы поехали жить в Норвегию, в коммуну Аурског-Хёкланд в деревню Аурског. Тогда я еще не знала, что полвека назад Норвегия была страной, по уровню цивилизованности сравнимой со странами Центральной Африки.

В 1905 году Норвегия впервые перестала быть зависимой не только от Дании, но и от Швеции. Эта страна как была, так и осталась государством крепостных, причём, барина ее жители никогда не видели. Только платили оброк. Развития культуры не было. Жители говорили то на датском, то на шведском языках — то есть на языках поработителей. Позже эти языки смешали и сделали один искусственный язык, называемый букмолом. Хотя и сейчас каждая семья в Норвегии говорит на своем собственном диалекте. До сих пор языкового государственного стандарта в Норвегии не существует.

Можно было бы сказать, что это страна только сейчас формируется, если бы не шел встречный процесс. Норвежское общество стремительно морально деградирует, копируя американские законы и порядки.
Нефть нашли в море 50 лет назад. Ясно, что страна, у которой отсутствовали наука и культура, не могла обладать технологиями добычи нефти из моря — Норвегия воспользовалась иностранной научно-технологической помощью.

Всё это я узнала потом. Когда я покидала Россию, я знала только то, что в Норвегии — самый высокий в мире уровень жизни.

Несмотря на то, что я закончила факультет журналистики МГУ и являюсь кандидатом филологических наук, Норвегия не признала моё образование.

Мне предложили работать учительницей в соседней с нашей Фет-коммуне в сельской школе нового типа — по прогрессивному датскому образцу под названием «Риддерсанд», что в переводе означает «школа рыцарей». В сравнении с нашей российской системой все норвежские школьные госпрограммы выглядят как, по сути, для умственно отсталых. С 1-го по 7-й классы — там начальная школа. Задача государственной программы — выучить алфавит до 13 лет и научить детей считать — читать ценники в магазинах. Вслух в классе читать нельзя, потому что «стыдно». Специальный учитель выводит ребенка в коридор, и только там, чтобы не позорить «малыша», слушает, как он читает. Учитель имеет право разобрать с детьми два примера по математике в день, если дети не усвоят материал, то через три дня еще раз пытается им объяснить пройденное. Домашнее задание на неделю — пять слов по-английски или восемь, на усмотрение ребенка.

Норвежская школа — это пример полной деградации образования. Литературы нет, истории нет, физики нет, химии нет, естествознания нет. Есть природоведение, называется «обзор». Дети окружающий мир изучают в общих чертах. Они знают, что Вторая мировая война была. Все остальные подробности — это насилие над ребенком и его психикой.

Самая богатая страна мира не кормит детей в школе и в детском саду. Вернее, кормят некой бурдой под названием «томатный суп» из пакета один раз в неделю. Это именно так, в детских садах как государственных, так и частных, — еда только раз в неделю!

Мой старший сын учился в России в обычной школе. Поэтому в Норвегии он стал вундеркиндом. До 7-го класса он не учил ничего — там не надо учить. В школах висят объявления: «Если родители попросят тебя сделать уроки — позвони. Мы поможем освободить тебя от таких родителей».

Единственным способом тренировки памяти сына стало пианино. Я говорила: «Только пикни где-нибудь, что у тебя такая требовательная мама…»

С медициной в Норвегии просто беда! Нам нужно было удалить родинку — у Саши теперь шрам в 5 см, его располосовали ножом. Хирург из Осло, с 20-летним стажем, очередь к которому мы ждали больше семи месяцев, — этот хирург сработал, как сельский ветеринар. Следует знать, что врачей в Норвегии нет. Ведь для этого надо много лет учиться в университете. Поэтому докторов вербуют кое-как по всей Западной Европе.

Нам повезло, что родинку не стала удалять наш участковый сельский врач в Бьорклангене. То была дама из Восточной Германии. Она нам прямо сказала: «Вы знаете, я никогда этого не делала. Я работала в Германии в страховой компании. Там было так: если кто-то ногу сломал, то я приезжала и говорила: да, это нога сломана». А потом она вдруг добавила: «Не волнуйтесь, я все сделаю…». На голубом глазу открыла при нас медицинский справочник и говорит: «Так, здесь написано: намочите ватку спиртом, протрите это место…». Я, конечно, взяла сына в охапку и на выход…

«ЗАВТРА». Весь это «местный колорит» может создать определенные проблемы, но с какого-то момента ваша жизнь в Норвегии стала просто невыносимой. Почему?

И.Б. Несчастье случилось через шесть лет моего пребывания в Норвегии. Я ничего не знала об их системе «Барневарн».

Я жила своими заботами: работа, дом, семья… Жила, мало вникая в государственное устройство страны, в которую переселилась. У кого-то, я слышала, отбирали детей, но я же была нормальной матерью.

Я развелась с мужем через три года совместной жизни, после рождения второго сына. Это был конфликт культур. Мне сейчас говорят: «Зато там в каждом деревенском доме есть унитаз и душевая кабина». Да, — отвечаю я на это, — но при этом норвежцы по привычке ходят мочиться за дом.

Три года я с детьми прожила одна. Взяла кредит в банке, купила квартиру, наладила нормальную жизнь, никогда не была социальным клиентом: работала, уделяла достаточное время детям. Дети были только со мной. Поскольку папа обижал сына от первого брака, я поставила вопрос, что не будет никаких свиданий.

С маленьким по закону он был обязан встречаться. Я держалась, как могла, чтобы ребёнок у отца не ночевал — была угроза избиения. Но детский сад, иные госструктуры давили на меня, чтобы я отдавала ребёнка. Поэтому маленький сын оставался у отца сначала по два часа в субботу или воскресенье. Но последний раз провёл у него почти неделю — ребёнок был с температурой, когда он его увез в тридцатиградусный мороз к родственникам в Тронхейм.

В 2011 году, седьмого марта я пошла в полицию поселка Бьоркеланген (Bjorlelangen), потому что мой маленький мальчик рассказал, что тети и дяди, родственники его папы, делали ему больно в ротик и в попочку. Рассказал о вещах, в которые я не могла поначалу поверить.

Есть в Норвегии некая народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям. Поверить в этот бред или ад — я поначалу не могла. Я написала заявление в полицию. Восьмого марта нас пригласили в службу опеки детей Барневарн. Допрос длился шесть часов. Была только я и мои двое детей.

У них есть образцово-показательная система защиты детей, созданная для вида, что они борются с инцестом. Потом я поняла, что центры Барневарн, имеющиеся в каждой деревне, нужны только для того, чтобы выявить проговорившегося ребенка и недовольную мать или отца и изолировать их, наказать. Из газет я узнала про случай, когда девочку, семи или восьми лет, суд приговорил оплатить судебные издержки и выплатить компенсацию насильнику на содержание его в тюрьме. В Норвегии все повернуто с ног на голову. Педофилия, по сути, не является преступлением.

Восьмого марта 2011 года у меня изъяли первый раз двоих детей. Изъятие происходит так: ребёнок не возвращается из детского сада или из школы, то есть практически крадется у вас, исчезает. Это потому, что его прячут от вас на секретном адресе.

В тот день мне сказали: «Вы понимаете, такая ситуация, вы рассказываете о насилии над ребенком. Нам нужно, чтобы вас освидетельствовал врач и сказал, что вы здоровы». Я не отказывалась. Поликлиника была в десяти минутах езды на машине. Меня в неё посадила сотрудница Барневарн, сказав: «Мы вам поможем, поиграем с вашими детьми». Дети остались не где-нибудь, а в службе защиты детей. Сейчас я понимаю, это было неправомерно. Когда я доехала до поликлиники, старший сын Саша, ему было тогда 13 лет, позвонил и сказал: «Мама, нас увозят в приемную семью».

Я была на расстоянии десяти километров от детей, которых увозили на секретный адрес. По местному закону, детей изымают без предъявления каких бы то ни было бумаг. Единственное, что я могла, — взять себя в руки. Плакать в Норвегии запрещено, это расценивается как болезнь, и Барневарн к тебе может применить принудительную психиатрию.

Оказывается, в Норвегии есть государственный план, квота на изъятие детей у родителей. Органы опеки даже соревнуются по его выполнению — это своего рода госсоревнование. Графики, диаграммы публикуются каждый квартал — сколько детей в каком районе отобрали.

Недавно ко мне попал документ — отчёт шведов. Это. Речь идет о странном феномене. В этом докладе говорится, что в Швеции у родителей изъято 300000 детей. То есть речь идет о целом украденном у кровных родителей поколении. Ученые, криминологи, юристы, адвокаты — люди с традиционными ценностями, которые еще помнят, что семья в Швеции была, — недоумевают. Они говорят, что происходит что-то странное. Идёт государственный погром семей.

Специалисты называют цифру — 10 000 крон (это примерно 50 000 рублей) в день. Такую сумму получает новая семья за одного приёмного ребенка, причем, любого. Отдельный агент организации Барневарн получает из госбюджета огромную премию за разорение родового гнезда, за кражу потомства. Так происходит во всех скандинавских странах.

Причем, приёмный родитель может выбрать детей, как на рынке. Например, вам понравилась вот та русская, голубоглазая девочка, и вы именно ее хотите взять в приёмыши. Тогда вам достаточно только позвонить в Барневарн и сказать: «Я готов, у меня есть небольшая комната для приемыша…» И называете имя. Вам именно его тут же доставят. То есть сначала находится «наёмная» семья, а уже потом у кровных родителей изымается «под заказ» ребёнок.

Правозащитники Норвегии пытаются бороться со всесильной карательной системой Барневарн. Они всерьез считают, что это коррупционная система по торговле детьми. 3 мая пострадавшие от Барневарн в Норвегии организовали митинг протеста против насильственного разлучения государством родителей и детей в Норвегии. В плане краж детей у родителей Норвегия впереди планеты всей, здесь разлучение детей с родителями — это государственный проект. Заголовок в норвежской газете: «Одна пятая детей в Норвегии уже спасена от родителей». Одна пятая — это, к слову, от одного миллиона всех детей в этом государстве — почти двести тысяч «спасённых» и живущих теперь не дома с мамой, а в приютах.

Пособие приюту на ребёнка в Норвегии составляет примерно двенадцать миллионов рублей в год. А если вы ребёнка делаете инвалидом, вы получаете еще больше пособий и дотаций. Чем больше травм, тем выгоднее приюту, который является ничем иным, как тюрьмой семейного типа.

Согласно статистике, опубликованной в газетах Норвегии, из каждых десяти новорожденных детей, только два ребенка рожают норвежцы, а восемь из этих десяти рождается у мигрантов. Мигранты дают здоровое население Норвегии, потому что у них близкородственные браки не практикуются.
Больше всего в Барневарн попало детей, рожденных на территории Норвегии от русских. То есть русских детей отбирают в первую очередь. Практически все дети, рожденные от одного или двух русских родителей, ставятся на учет в Барневарн и состоят в группе риска. Они претенденты «номер один» на отбирание.

«ЗАВТРА». Если ребенка отбирают, что в этом случае могут сделать родители?

И.Б.Чуть ли не каждый месяц в Норвегии кончает жизнь самоубийством одна российская женщина. Потому что когда к вам приходят и отбирают у вас детей, вы безоружны, вы — один на один с Системой. Вам говорят: «Ты делаешь омлет не по норвежскому рецепту. Ты заставляешь ребенка мыть руки. Ты хромаешь, не можешь сидеть с ребенком в песочнице. Значит, ты — плохая мать, ребенка мы отбираем!».

Система защиты детей в Норвегии построена на презумпции виновности родителей. Родитель виновен заведомо. На родителей вываливается море лжи. Начинается все с простого утверждения: «Вы хотите уехать в Россию». И вы не можете этого опровергнуть, ведь у вас есть родственники в России. Или: «Вы хотите убить своих детей». Это потому, что русские в сердцах говорят: «Я тебя убью!»

Вас постоянно ставят в ситуацию, когда вы должны оправдываться. И вы понимаете, что оправдаться невозможно. Одному вам не остановить норвежскую государственную машину, построенную на баснословных премиях адвокатам, сотрудникам опеки, судьям, психологам, психиатрам, приемным родителям, экспертам и прочим… Премии выдаются за каждого изъятого голубоглазого малыша. У вас нет шансов спасти своего сына или дочь от норвежского приюта, увы. Я прошла все инстанции норвежских судов. Всё схвачено, везде коррупция. Дети — это товар. Их не возвращают.

Все материалы русской прессы о моих детях переводились адвокатом Барневарн и использовались в качестве обвинения на суде. «Она сумасшедшая, она защищает своего ребенка в прессе!» На Западе нет свободы прессы в отношении детей. Апеллировать к обществу невозможно. Там действует закон о конфиденциальности, который активно проталкивается сейчас и в России.

«ЗАВТРА». Вы дали понять, что действующая в Северной Европе система уничтожения семьи поощряет сексуальное насилие над детьми. Как работает этот механизм?

И.Б. Министерство по делам детей в Норвегии называется «буквально» чуть ли ни Министерством по делам детей и равноправию всех форм сексуального разнообразия. Сексуальные меньшинства в Норвегии — это уже совсем не меньшинства. Натуралы — это меньшинство… Имеющиеся в свободном доступе материалы социологов свидетельствуют: к 2050 году Норвегия будет на девяносто процентов гомо-страной. Что понимается под «гомо», нам трудно себе представить. Говорят, что наше российское представление о «геях» и «лесбиянках» — это прошлый век. На Западе легализовано как минимум тридцать видов нетрадиционного брака. Самая «передовая» в этом плане страна — Норвегия, там «мужчина» и «женщина» — это отживающие понятия. И не случайно в Норвегии нет возможности защитить ребёнка, рожденного в натуральной семье.

Казалось бы, вас это не касается. Вы говорите себе: «Пусть они делают, что хотят! При чем тут я и мои дети?»
Я тоже когда-то так рассуждала, ибо пребывала в полном неведении относительно того, что во всей Европе введены. Этот регламент обязателен для всех стран, подписавших соответствующую конвенцию, принятие которой активно лоббируется сейчас в России. Там прямым текстом говорится, что родители совместно с медиками и детсадовскими работниками обязаны учить крохотных детей «разным видам любви». А специальный раздел этого общеевропейского сексстандарта сообщает, почему учить европейских детей мастурбации родители и сотрудники детсадов обязаны строго до четырех лет и никак не позже (эти обязательства Для нас, пещерных россиян, это очень полезная информация. На стр. 46 упомянутого документа указывается, что новорожденный должен осознать свою «гендерную идентичность». Приказным секспросветом уже в час рождения ваш ребенок обязан определиться, кто он: гей, лесбиянка, бисексуал, трансвестит или трассексуал. А так как из равноправия гендеров понятия «мужчина» и «женщина» исключены, то вывод делайте сами. Если ваш ребенок все же не выберет «гендер», то ему в этом помогут всемогущая норвежская Барневарн или финская Ластенсуоелу, немецкий Югендамт и т.д.

Норвегия чуть ли не одна из первых в мире стран создала научно-исследовательский институт при Осло-Университете, который изучает суициды детей от 0 до 7 лет. На взгляд обывателя, очень странно. Как же новорожденный ребёнок может покончить с собой? А на взгляд местной Барневарн это естественно. Если дети после садистских оргий действительно погибают, то тогда официально это можно списать на «суицид».

«ЗАВТРА». Ирина, давайте вернемся к вашей личной истории…

И.Б. У меня отобрали детей второй раз 30 мая 2011 года. В дверь позвонили два полицейских и два сотрудника Барневарн. Я открыла дверь на цепочку, выглянула. У всех полицейских чуть ли не револьверы, приехал даже сам начальник полиции Бьорклангена и говорит: «Мы пришли забрать ваших детей». Я звоню адвокату, она говорит: «Да, по законам Норвегии вы обязаны их отдать. Если вы окажете сопротивление, детей всё равно заберут, но вы их не увидите больше никогда. Вы должны отдать детей, а завтра они вам объяснят, в чём дело…» Детей забрали сразу, даже не дали переодеться, и при этом не показали мне никакой бумаги, никакого постановления. После процедуры изъятия я пребывала в состоянии шока: теперь я должна была доказывать, что я — хорошая мать.

В норвежских газетах описали случай: одного мальчика, которого забрали у матери в детском возрасте, насиловали во всех приютах. Он дожил до 18 лет, купил ружье, пришёл «домой» и расстрелял приемных родителей.

Другого норвежского мальчика забрали — он плакал, хотел к маме. Врачи сказали — это паранойя. Его закормили лекарствами и сделали из него овощ. После криков прессы его отдали обратно маме в инвалидном кресле. Он уже не мог говорить, похудел на 13-15 кг. Это была дистрофия, произошли необратимые процессы.

После единственного свидания со мной мой старший мальчик сказал, что он написал письмо в русское консульство: «Я умру, но я все равно убегу из Норвегии. Я не буду жить в концлагере». И он сам сумел организовать свой побег. По интернету он связался с поляком Кшиштофом Рутковским, которому уже удалось спасти польскую девочку из норвежского приюта.
Поляк позвонил мне в самый последний момент, когда всё было подготовлено, и сказал: «Если я вывезу вашего сына без вас, — это будет киднепинг, кража чужого ребенка, а если с вами, то я просто помогаю семье». Мне было тяжело решиться, но выбор был страшный: погибнуть всем троим в Норвегии или спасти хотя бы себя и старшего сына… Не дай Бог, никому испытать такое!

В Польше мы пробыли три месяца. Кровная мать только в России имеет принадлежность к своим детям, является субъектом семейного права. В Европе — нигде. Мой ребенок сначала получил норвежскую приемную мать. Потом нас остановили по запросу якобы «другой» официальной норвежской мамы. В запросе значилось: «Некая тетя — то есть я — выкрала ребенка с территории Норвегии». Тогда Польша, по законам Европы, предоставила моему ребенку польскую приёмную мать.

А чтобы взять ребенка из Польши в Россию, моя мама — то есть бабушка моего сына, стала российской приемной матерью. Таким образом, состоялся обмен между польской и российской приемными матерями. Вот вам норвежский родитель номер один, польский родитель номер два и российский родитель номер три. Родная мать в Европе не в счет.

«ЗАВТРА». После вашего возвращения в Россию к вам стала стекаться информация о похожих случаях. Расскажите о вашей общественной деятельности.

И.Б. Вот ситуация:Ирина С. восемнадцать лет прожила в Англии. У неё там был друг. Родилась дочка. Однажды Ирина случайно узнала, что ее сожитель — член садомазохистского клуба. Девочка ее смотрит телевизор — показывают местного гонщика. Дочка говорит: «Мама, а этот дядя приходил ко мне играть в доктора. О! А эта тетя со мной играла в ванной…» Представляете, когда тебе твой ребенок говорит такое?..

Ирина пошла к английскому детскому психологу, а тот ей сказал: «Дорогая, вы — отстой, вы — вчерашний день. Это не извращения, это креативный секс для элиты». Она заткнулась и потихонечку стала собирать вещи, готовить свое отступление в Россию. Мудрая женщина…

Сначала в Норвегии были легализованы однополые браки. Потом легализовано усыновление детей однополыми родителями. Там священники — женщины и мужчины — открыто заявляют о своей нетрадиционной ориентации. А сейчас там появились смельчаки среди однополых, которые ставят вопрос о праве венчаться с детьми, жениться на детях.

Если мы, традиционные родители, как овощи, будем сидеть и ждать, то мы проиграем эту битву с однополыми или с иными гендерами за наших с вами родных детей. Сегодня зоной эксперимента являются Северная Европа, Германия плюс США и бывшие британские колонии: Канада, Австралия, Новая Зеландия — это «горячие точки», откуда я получаю сигналы «SOS» от русских матерей. Это первые всполохи войны за священный образ традиционной русской семьи.

Мысль о необходимости открытого сопротивления давала мне возможность не сломаться, не сойти с ума, там, в Норвегии.
Каждый из родителей в России должен понимать. За последние 30 лет структуры, заинтересованные в торговле детьми, занятые перераспределением демографических масс, узаконили положение, что родитель и ребенок — это вовсе не одно целое. Теперь дети принадлежат некоему абстрактному обществу или государству. Мало того, по Гаагской конвенции о краже детей 1980 года, которую Россия подписала в 2011 году, дети принадлежат территории, на которой проживали последние три месяца.

Философию этих нелюдей отчасти раскрывает проект правящей в Норвегии Рабочей партии, о котором я только недавно прочла в норвежских СМИ. Лисбаккен, министр по делам детей, не стесняясь, говорит: «Я — гомосексуалист. Я хочу, чтобы все дети страны были такими, как я». Он инициировал государственную программу провести эксперимент: в детских садах была изъята вся литература типа «Золушки», все сказки Братьев Гримм. Вместо них была написана другая литература, половая — «щён литератюр» по типу «Король и король» или «Дети-геи». Там, например, принц влюбляется в короля или принца, девушка-принцесса мечтает жениться на королеве. По закону детям уже в детском саду на горшках воспитатели обязаны читать такие сказки и показывать картинки.

Был такой случай. Русские туристы поехали в Новую Зеландию с краткосрочной визой, например, 7-дневной, — мама, папа и ребенок. Родители то ли крикнули на ребенка, то ли ребенок громко плакал — из кафе или отеля позвонили в службу защиты детей. Приехал наряд «спасателей», и ребенка изъяли, «спасли» от «родителей-садистов». Российские дипломаты боролись больше года за то, чтобы ребенок мог иметь свидания со своими биологическими родителями.

Я сама уже два года сражаюсь за право получить свидание с младшим сыном. Брейвик, расстрелявший 80 человек, имеет право звонить каждый день своим родственникам. Приговоренные к смертной казни во всем мире имеют право на переписку и на звонок, а мать не имеет возможности даже поговорить со своим ребенком!

Кстати, Брейвик «спасал» Норвегию от этой правящей парии «Арбайт парти», а объявили, что он ненавидит мусульман.Брейвик в четыре года был изнасилован норвежской матерью. Его «Барневарн» отобрала и пустила «по этапу». Каждая семья попробовала его «на вкус». Потом девять лет юноша готовил свою акцию. Думаю, его сейчас изолировали и сказали: «Мы тебе дворец построим, всё, что угодно, только молчи на эту тему!». Этот аспект постепенно всплывает в СМИ. Шведские журналисты уже раскопали эту историю.

Каждые пять лет Барневарн делает отчет по мигрантам, чьих детей больше всего в Барневарн. Топ-лист возглавляет Афганистан, потом Эритрея, потом Ирак. Из белых детей Россия на первом месте, в общем списке стран — на четвертом.
Кровные родители получают от государства разрешение на свидания с украденными детьми — по 2 часа один раз в полгода. Это максимум. Сейчас мой старший сын, который сбежал в Россию, виртуально обязан находиться в их детском доме, как собственность норвежского бифолкнинга (населения), до 23-х лет.

Речь надо вести не о педофилии как таковой. Это другой феномен. В одной только Норвегии 19 000 негосударственных обществ по перепрофилированию детей из «древних» (мужчина, женщина) в иные нетрадиционные гендеры.
Ребенок принудительно развивается в определенной нетрадиционной гендерной категории. То, что рассказывал мой кроха-сын, это уже не примитивная педофилия, а некий «организованный» тренинг, нацеленный на иную ориентацию.

«ЗАВТРА». Во все эти ужасы трудно поверить…

И.С. Пока вы рассуждаете, верить или не верить, уже появилось целое поколение родителей, которым приходится с этим ужасом жить.

Всё это в современной Европе преподносится как вид толерантности. Мол, дети якобы имеют право на сексуальные предпочтения с нуля лет, имеют право на секс-разнообразие. Против нас с вами, против родителей и детей, орудует хорошо организованная преступная мировая сеть. И, похоже, наступило время, чтобы признать это честно и открыто и начать в каждом райотделе российской полиции и по всей ее вертикали вводить спецподразделения по противодействию этим международным группировкам демографического бандитизма.

Я призывала людей на марше «Защиты детей» разглядеть за красивой маской западной «ювенальной юстиции», которая преподносится нам под видом якобы «спасения детей от родителей-алкоголиков», — глобальный эксперимент по смене гендера у наших детей. Чудовищный эксперимент, который почти тридцать лет уже идет по всей Европе.

Там, в Европе, да и в Канаде, и в США, в Австралии и Новой Зеландии, повсюду за пределами России — родительство раздавлено и разобщено. Родительство, как связь родителей с ребенком, планомерно уничтожается. Цифры изъятых детей — 200 тысяч в Норвегии, 300 тысяч в Швеции, 250 тысяч в Финляндии, в Германии, в Израиле — такое же огромное количество — это украденное поколение.

«ЗАВТРА». На этом фоне наша страна Россия выглядит островком христианского уклада…

И.Б. Про меня часто говорят: «Вот, сначала сбежала на Запад, а сейчас стала ярой патриоткой!» Да, я — патриот поневоле. Для того, чтобы оценить нашу Россию, может быть, и нужно сначала все потерять. Я слишком дорого заплатила за свою ошибку — собственным ребенком и страшным опытом.

Более ста российских семей сегодня стоят на коленях вокруг России и кричат: «Мы — гости из вашего будущего. У нас украли на Западе наших детей. Смотрите на наше горе и учитесь. Проснитесь, остановите чуму третьего тысячелетия. Поставьте железный занавес толерантности к извращениям. Выдавите эту нечисть за пределы России!»

Беседовал Андрей ФЕФЕЛОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *