Мама ты меня любишь

Ятаган? Огонь?

Поскромнее, куда так громко!

Боль, знакомая как глазам ладонь.

Как губам – имя собственного ребенка.

«Любовь» М.Цветаева.

2010 год. Вечер. Сижу около кровати дочки. Сегодня у неё был трудный день. Начинался замечательно – Настя на даче отдыхала, с бабушкой и дедушкой. Накаталась на велике вволю. По дороге домой у Насти зачесалась рука. Смотрит, букашка какая-то сидит, Настя согнать её не смогла. Показала бабушке, та сразу определила «Настя, это же клещ!». Мгновение тишины, и – Настя в слезы. Испугалась.

Клеща вытащили в травмпунке на счет раз-два. Правда, Настя еще поревела, когда укол иммуноглобулина ставили. Но успокоилась быстро. Видимо, просто нервы подвели мою доченьку. Давно ли слезные истории были громче, чаще и намного дольше.

Хорошо, когда детки спят. Младший давно угомонился. Настя только что заснула. Глажу её по волосам. В такие моменты особенно пронзительно чувствуешь любовь к собственному ребенку. А ведь совсем недавно я сомневалось, люблю ли я её…

Настя была желанным ребенком. Я была взрослой женщиной, и наслаждалась материнством в полной мере. Первые 2 года. В это время меня почему-то больше всего беспокоило, чтобы Настя была умным ребенком. (Здоровьем и красотой бог нас не обидел, думала я самонадеянно, теперь очередь за интеллектуальным развитием. Наследственность хорошая — научим!)

Первый звоночек прозвучал, когда Насте было где-то полгодика. Когда у неё что-то не получалось – она сердилась, плакала и топала своими крохотными ножками. Я считала, что это нормально. Маленькая еще. Кстати, эта черта – сердиться, когда что-то не получается, осталась и по сей день.

Говорила Настя очень мало и плохо, в 2 года пошла в садик, В активном словаре — 5 слов. В 2,5 года наконец-то заговорила. Заговорила плохо, а параллельно началось осознание своего «Я». Кризис трех лет у нас начался в два с половиной года.

Сказать, что с этого момента начались истерики – ничего не сказать. К 3,5 годам Насти я начала понимать, что если не отведу Настю к неврологу, невропатологу, или психологу, то через пару месяцев уже надо будет вести меня, причем в «психушку».

Истерика могла начаться по любому поводу. Не по причине (причина не нужна!), а по поводу! Поводом могла стать жаркая погода, или холодная. Что надо идти в садик, или не надо (выходной). Надеть красную ветровку или белую. Или вообще не одеваться. К моменту выхода из дома в садик и на работу у меня было состояние, как будто я «отпахала» смену в металлургическом цехе.

Помог мой коллега. Зайдя к нам по какому-то вопросу, спросил, что случилось. Я начала рассказывать, еле сдерживая слезы. Сергей, бывший медик, реабилитолог, работал в т.ч. и на «скорой», навидался много. Тут же позвонил бывшему коллеге, договорился, нас записали на прием к психоневрологу.

Стандартный диагноз – СДВГ. Я такое услышала впервые. Начала изучать тему. Прописали нам таблетки, уколы. Но главное – я много читала про то, как вести себя с ребенком окружающим его взрослым людям. Я перестала рефлексировать, и винить себя, что не сумела воспитать «нормального» ребенка. Медленно и очень постепенно истерики стали бывать реже. Я научилась спокойнее воспринимать истеричное состояние собственной дочери. И именно в это время я научилась НЕ КОМАНДОВАТЬ ребенком.

Собираемся в садик. «Настя, надевай куртку», «Нет, я хочу ветровку» «Доченька, на улице холодно. Замерзнешь. Все в куртках идут» «Нет, я хочу ветровку» Смотрю, уже надулась, слезы подступают. «Хорошо, говорю, давай ты наденешь ветровку, куртку я возьму с собой. Если замерзнешь – мы сразу переоденемся». Вышли из подъезда – да, холодно, вернулись в подъезд и уже без возражений надели куртку. Кстати, Настя — упёртая девочка, вполне могла бы и в ветровке дойти до садика. Зато, я уверена, на следующий день без разговоров надела бы куртку.

Важно! Чтобы не дергать Настю и не нервничать самой лишний раз, Настю утром будила заранее, и выходили мы из дома с временным запасом. Так лучше для нервных деток, не надо их торопить.

Осталась проблема, заключающаяся в малюсеньком вопросе. Настя по 10 раз за день (я не преувеличиваю, реально через каждый час) спрашивала меня «Мама, ты меня любишь?» Иногда задавала этот вопрос обнимая и заглядывая в глаза, иногда – пробегая мимо… Но чаще этот вопрос звучал во время истерик. О, как хотелось в этот момент сказать что-то резкое! Сказать «Нет, не люблю!», Хотя бы, чтобы встряхнуть ребенка! Когда это 5-я истерика за вечер! Но я сдерживалась – спокойно (по крайней мере, мне так казалось) пыталась объяснить, что свою дочь – да, люблю. А вот эти слезки, которые сейчас капают на ковер, громкий рёв и беспричинные обиды – не люблю.

К первому классу Настя стала намного спокойнее. В начале 2-го класса истерики стали опять мешать нашей жизни. Я решила, что пора идти к психологу. Женщина, примерно моя ровесница, поговорила со мной, с Настей и опять пригласила меня. Ох и наплакалась я у неё… Такие слёзы приносят облегчение, да и сам разговор – мне надо было выговориться…

Не буду пересказывать преамбулу, в которой мне объяснили, что Настя эмоционально взрослая (не по возрасту). Не надо её правильно воспитывать! Совет один – обнимать дочь и говорить ей, что я её люблю. Не ждать когда Настя спросит, а именно САМОЙ ОБНИМАТЬ И ГОВОРИТЬ «Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ». Я сомневалась. Мне казалось, что Настя начнет этим манипулировать.

Через 2 недели я поняла, что истерики исчезли из нашей жизни! Вот просто как по взмаху волшебной палочки! Да, я за утро могу раза 3 обнять и поцеловать Настю со словами «Доченька, я тебя так люблю!». И по вечерам не ищу повод, а просто сообщаю Насте, что я её люблю… По 5 раз за вечер. (Это мне психолог подсказала — «Поначалу, пока привыкните – считайте, сколько раз сказали дочери «я тебя люблю»). Я – интроверт, мне тяжело было привыкнуть к таким ласкам. Но я это сделала! Ради дочери. Понадобилось 5 лет, что бы я осознала проблему, нашла решение и реализовала его.

2013 год. Сейчас Насте 11 лет. Добрая, отзывчивая, иногда нервная девчушка. Она и сейчас прибежит с улицы, и с порога кричит «Мамулечка, ты меня любишь?» «Нет, говорю, что ты! Я твоего друга Илью люблю! Зачем мне тебя любить?» Настя хохочет. Она уже большая и понимает юмор. «Доченька, конечно, я тебя люблю! Ты ведь моя единственная старшая дочь! Есть ещё единственный младший сын, его я тоже очень сильно люблю. Вы мои единственные и неповторимые любимые дети».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *